Архивы за 26.01.2012

Games no deposit craps casino roulette play poker online no download blackjack - Learn more.

 Трехлетний возраст – переломный момент в жизни ребенка. По сути, это его второе рождение. Так считают многие ученые, наблюдающие за психическими процессами в раннем возрасте. От рождения до 3 лет ребенок меняется столь существенно, что его развитие в этот период можно назвать стремительным по сравнению с развитием на всех последующих этапах взросления. Один американский ученый предложил следующую процедуру определения сформированности ребенка как личности. Представьте себе новорожденного и взрослого человека, а теперь понемногу прибавляйте возраст младенцу и остановитесь в той точке, где он по основным, ведущим признакам будет больше понимать взрослого, чем неразумное дитя. Этим возрастом и окажется конец 3-го года жизни. Именно в 3 года у ребенка в основных чертах складываются характер, целостное отношение к миру, способность к целенаправленной и осмысленной деятельности, высокий уровень социального поведения, то есть сугубо человеческие способы существования в мире людей и физических объектов. Кроме того, у малыша формируется совершенно уникальное отношение к себе как части окружающего его мира, возникают первые достаточно зрелые структуры образа себя, основанные на опыте индивидуального предметного действия и общения с окружающими.



 Кризис 3 лет называют «трудным» возрастом. По свидетельству многих ученых, он отмечен повышенной конфликтностью и трудновоспитуемостью ребенка. Взрослым становится все сложнее управляться с усиливающейся строптивостью и несговорчивостью малыша. Однако и самому ребенку в этот период нелегко. «Трудный» возраст в первую очередь труден для него самого. Ломаются стереотипы в отношениях с окружающими, малыш начинает по-новому осмысливать действительность и свое место в ней. За короткий срок он меняется коренным образом.



 Если изменения в личности и сознании 3-летнего ребенка встречают понимание и поддержку окружающих, то вся негативная симптоматика его поведения легко преодолевается и не омрачает взаимоотношений взрослых со своим малышом, если нет – кризис принимает вид тяжело и остро текущего процесса.



 Негативизм, своеволие, упрямство. Трудности переходного периода у трехлетки подготавливаются всем его предшествующим развитием, когда новые черты постепенно проникают в его активную сферу и, закрепляясь в ней, создают своеобразную критическую массу, требующую кардинальной перестройки всей системы отношений малыша к миру – предметной деятельности, другим людям, самому себе. Эти три главные линии отношений, соединяясь и образуя качественно новый уровень личности ребенка, вступившего в критическую фазу развития, обеспечивают его готовность к принятию новых жизненных задач. С этого момента наступает перелом в мироощущении малыша, из-за чего становится нестабильным его поведение, повышается чувствительность к отношению взрослых, появляется несговорчивость. Возникновение кризиса не всегда совпадает с календарным возрастом ребенка. Он может обнаруживаться в диапазоне от 2 лет до 3,5 года. Наиболее типичен для него более короткий период – от 2 лет 10 месяцев до 3 лет 2 месяцев. Это пик кризиса у большинства детей, после чего проблемы воспитания, связанные с личностной перестройкой, идут на убыль.



 До кризисной фазы своего развития малыш практически всегда послушен воле взрослого, охотно подражает ему во всем, и только огромная любознательность толкает его к нарушению родительских запретов и кратковременным стычкам со взрослыми.



В середине 3-го года жизни у большинства детей возникает первый кризисный симптом – негативизм, когда ребенок внезапно перестает беспрекословно выполнять то, о чем его просят. В него как будто вселяется бес. Ему предлагают погулять, а он отказывается, хотя очень любит прогулки. Ему дают кашу на завтрак, а он требует кисель. Стоящий перед ним сыр упорно называет маслом, а просьбы мамы начинает выполнять с точностью до «наоборот». Многие родители для получения нужного результата вынуждены обращаться к малышу с абсурдными просьбами: «Не ешь быстро», «Не одевайся на прогулку», – только тогда малыш прибавляет в темпе или исполняет подразумеваемое. Складывается впечатление, что ребенок перестает получать удовольствие от одобрения взрослых и находит удовлетворение только в том, чтобы вывести их из себя. Он как бы специально провоцирует конфликт. Стоит согласиться с ребенком, называющим сыр маслом, как он тут же заявит: «А нет, это сыр». Ему все равно, что стоит на столе, – сыр или масло. Не установление истины, а спор со взрослым, противоборство с ним, похоже, становится его основной целью.



 Первичный негативизм (в самом начале 3-го года жизни) не страшен, не опасен, это не признак испорченного характера или изощренного желания досадить взрослому. Напротив, негативизм отражает прогрессивные тенденции в развитии малыша – начавшуюся у него психическую эмансипацию от взрослого, его попытку выделить свое «я» в нечто особое. У ребенка возникают собственные желания и намерения, которые он и пытается противопоставить намерениям взрослых. Делает он это неумело. Но иначе и быть не может. Возможности детей заявить о своих намерениях еще очень ограниченны, а сами намерения они не в состоянии даже четко сформулировать. И поэтому поначалу предъявляют их взрослому как абсурдное противопоставление очевидному. Им говорят «да», а они твердят «нет», ничего другого не желая, кроме как дать понять: у них имеется собственное мнение, и они хотят, чтобы с ним считались.



 Если взрослые не пускаются в длительные споры с малышом, не пытаются искоренить «крамолу» в зародыше и настоять на своем любой ценой, а, напротив, поддерживают, превращают негативизм в игру, обучая малыша при этом выражать свои желания и намерения иначе, то негативизм очень скоро исчезает из отношений ребенка и взрослого, не закрепляется он и в поведении трехлетки. В противном случае он может стать для ребенка способом отстаивать свои замыслы и принесет ему много сложностей в общении со сверстниками.



 Постепенно собственные желания и намерения становятся все более отчетливыми и ясными для ребенка. Теперь он не просто заявляет о том, что они есть, но и пытается самостоятельно их реализовать, одновременно отказываясь от тех предложений взрослого, которые идут вразрез с его планами. Попробуйте предложить ребенку двух с половиной лет, увлекшемуся собственной игрой, другое, не менее привлекательное занятие, и вы обнаружите, что переключить его внимание удается уже далеко не всегда. Он может даже сочинить причину для своего отказа, более или менее правдоподобную и логичную: «Не могу принести тебе книгу, ее дракон порвал», «Не пойдем гулять, там снег и лужи, я ножки промочу». Ребенок становится своевольным.



 Многие взрослые болезненно переживают подобные ситуации, усматривают в них лживость и хитрость маленького строптивца. Боясь избаловать малыша или пропустить безнаказанным вопиющий обман, они с упорством, достойным лучшего применения, стараются сломить его сопротивление и обнаруживают, что трехлетка все более изощренно защищается от их посягательств.



 Если в общении с ребенком вы сталкиваетесь с подобными проявлениями своеволия и упрямства, будьте терпеливы, поймите своего малыша и не сердитесь на него. С ним происходит удивительное – он начинает отделять себя от взрослого, а свои действия – от действий других, он утверждает свое «я», строит представления о своих возможностях и умениях через ваше отношение к ним (уважительное или пренебрежительное), переживает особым образом свою отличность от других, свою самостоятельность.



 Гордость за достижение. Появлением негативизма и самостоятельности открывается переходный возраст. Затем к этим симптомам возрастного кризиса присоединяются и другие. Все вместе они образуют своеобразный поведенческий комплекс, который мы назвали «гордость за достижение». Он показывает, что в сознании и личности ребенка произошли существенные изменения, вызванные преобразованием его ведущей деятельности – предметно-практической активности. Малыш теперь чутко относится к своим делам и поступкам, остро переживает успешные и неуспешные действия и оценивает себя в соответствии с ними. В поведении это новое видение окружающей действительности и себя в ней может выражаться по-разному. Вы замечаете его самостоятельность, настойчивость и усидчивость в действиях с предметами, и это радует; но в то же время малыш гневается, когда задуманное им дело не ладится, сердится на замечания, выдумывает оправдания, если что-то не получилось, становится обидчивым и злопамятным, и это огорчает. Некоторые же проявления в детском поведении просто ставят в тупик: малыш принимается хитрить, слово у него не соответствует делу, а переживаемая эмоция – ее выражению. Так, говоря «сейчас», ребенок не трогается с места, а его громкие рыдания могут быть лишь демонстрацией горя, которого он не испытывает.



 Ребенок начинает копировать общественные цели взрослых – пытается гладить белье и убирать квартиру, как мама, лечить больных или чинить мебель, как папа, и очень переживает пренебрежительное отношение к своим притязаниям. Ряд симптомов, типичных для этого возраста, вызывается к жизни острой потребностью 3-летних малышей гордиться своими успехами. Дети претендуют на равноправие со взрослыми в предметно-практической деятельности и стремятся к успехам в ней. Если же достижений у малыша мало, если взрослые указывают ему преимущественно на его промахи и ошибки, а удачные действия воспринимают как нечто само собой разумеющееся и не требующее поощрения, ребенок начинает сочинять свои успехи сам, и в его жизни возникает малосимпатичный симптом – хвастовство несуществующими достижениями. «Я сегодня самый первый в группе съел обед», – рассказывает папе по дороге из детского сада малыш, который опять в одиночестве доедал остывший суп в наказание за медлительность. «Мой рисунок повесили на выставке», – сочиняет девочка, которой так и не удалось добиться успеха на занятиях в саду.



 Отсутствие признания со стороны взрослых больно ранит 3-летнего малыша. Успех и неуспех в делах в этом возрасте теснейшим образом связан с «я» ребенка, и непризнание его достижений – это его личное поражение, это сигнал о его малой ценности и значимости для окружающих. Перенести подобное ощущение и взрослому трудно, а каково малышу! Неудовлетворенность его потребности гордиться собой способна сделать ребенка неуверенным, слезливым, навязчивым и «лживым» – малыш вынужден пускаться на хитрости и обман, чтобы получить похвалу и признание окружающих.



 Справедливости ради надо отметить, что многие дети 3 лет отличаются бахвальством, даже если в достатке получают доброжелательные оценки взрослых. А. Адлер, известный немецкий психолог, считал, что «чувство победы», жажда быть положительно оцененным – характерная черта психологического облика малышей этого возраста. Поэтому не всегда следует пресекать детское хвастовство или разоблачать «врунишек», если, получив похвалу, они с помощью вымысла пытаются усилить ее, добавить к успеху еще немного. Время от времени можно делать вид, что вас просто поражают «достижения» малыша, и принимать на слово его красочный рассказ, каким бы немыслимым он вам ни казался. Однако все более частое хвастовство или стремление приписать себе заслуги, которых не было, должны насторожить взрослого, привлечь его внимание к себе самому – как он оценивает то, что делает ребенок.



 При любом уровне успехов малыша нужно доброжелательно относиться к его действиям в целом, тактично указывая на промахи и недостатки, но его самого оценивая позитивно. Поддержите и подбодрите ребенка, у которого что-то не выходит: «Не очень ровная линия получилась, но ты не расстраивайся, в следующий раз у тебя выйдет лучше, ведь ты очень старательный. Нужно просто ровнее держать руку и придерживать листок бумаги». Наивное хвастовство со временем уйдет из поведения малыша, а уважительное отношение взрослого к его делам запомнится и ляжет в основу самоуважения ребенка, осознания им ценности и уникальности своего «я», своей личности. Если же 3-летний ребенок не испытывает в полной мере уважения взрослого, в дальнейшем его личность окажется в чем-то ущербной, обделенной. Человек, которого не уважали в детстве, успехами которого не гордились, самолюбие которого ущемляли, никогда не научится уважать других и себя самого.



 Если у 3-летнего человека рождаются многочисленные планы и он становится инициативным, если его достижения привлекают внимание взрослого и доброжелательно им оцениваются, качественно новый уровень личности малыша, вступившего в кризис, оказывается своевременно и полноценно сформированным. Это – залог психического здоровья и успешного развития ребенка в дальнейшем. В противном случае, при небрежном или безразличном отношении к успехам маленького человека, в его поведении возникают негативные черты: он становится раздражительным, гневливым, легко впадает в аффект, капризничает, старается все сделать наоборот. «Я» ребенка в этом случае находит свое утверждение не в «гордости за достижение», что является продуктивным направлением в его развитии, а в «жажде победы над взрослым», в абсурдном противоборстве с ним, в стремлении достичь своей цели любой ценой, вплоть до истерии.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 В период перехода к дошкольному возрасту у детей возникает еще одна группа симптомов – она связана с воображением. В поведении малышей воображение проявляет себя различно. С одной стороны, оно ложится в основу предметной деятельности – ребенок приобретает способность предвидеть еще не полученный на практике результат, четко и достаточно полно представлять его себе, мысленно подбирать средства для его достижения. Кроме того, оно может проявляться в виде самостоятельной деятельности – игры воображения, когда ребенок сочиняет истории, реально с ним не происходившие, общается с воображаемыми собеседниками, домысливает видимое. С другой стороны, воображение может выступать в защитной функции. Например, хвастовство несуществующими достижениями есть не что иное, как работа воображения по защитному типу. Хронически «неуспешный» ребенок выдумывает свой успех, сочиняет его. И такое мнимое удовлетворение потребности гордиться признанием и поощрением взрослого конечно же малопродуктивно для развития ребенка и должно быть устранено из его поведения. Для этого нужно не разоблачать малыша, а помочь ему испытывать успех в действительности, не в мнимой, целиком выдуманной им ситуации, а при реализации ценного для ребенка действия.



 В поведении малышей этого возраста могут обнаруживаться и другие симптомы, которые свидетельствуют об активизации защитных свойств детского воображения. Так, при ущемлении самолюбия и достоинства ребенка, обостряющихся в 3 года, в его поведении нередко возникают наивные формы детской лжи. Он начинает валить вину на других реальных или вымышленных людей, скрывает свои провинности, изобретает несуразные причины своих поражений в действиях с предметами, а порой обманывает как будто без всякой причины. Вот типичный случай такого рода.



 «Что с твоими коленочками?» – спросила бабушка внука, забирая его из детского сада со сбитыми и густо смазанными зеленкой ножками. «Мама укусила», – ни минуты не задумываясь, ответил малыш. Дома на аналогичный вопрос мамы он ответил без смущения: «Бабуля укусила». А вечером, когда тот же вопрос мальчику задал папа, вернувшийся с работы, сын произнес: «Упал на асфальте. Зеленка щипала ножки».



 Однако чаще трехлетка обманывает с корыстной целью. Неодобрение взрослого, его порицания за провинности непереносимы для ребенка в кризисной фазе, его самолюбие обострено до предела, и, если оценки старшего излишне строги, а наказания чрезмерно суровы, малыш начинает защищаться с помощью лжи. Чтобы наивные вымыслы 3-летнего «врунишки» не укоренились и не стали стойкой чертой характера, следует не изобличать его во лжи, а пересмотреть систему своих оценок и строгость наказаний – соответствует ли их суровость провинностям малыша, нет ли в них избыточно обидного для его самолюбия.



 Как правило, ответственность за обострение негативных черт в поведении детей, вступивших в критический возраст, несут взрослые. О том, что именно их ошибки чаще всего вызывают неприглядную картину детского поведения, свидетельствует тот факт, что одни и те же дети могут быть невыносимы с мамой или бабушкой и вполне управляемы с папой или в детском саду. Такая избирательность в поведении детей – самый существенный признак того, что течение кризиса (обостренное, трудное, конфликтное или спокойное и продуктивное) тесно связано с характером взаимоотношений, складывающихся у ребенка с окружающими.



 Иногда малыш становился строптивым и капризным не потому, что близкие люди, порой сами того не ведая, препятствуют его самоутверждению, его самостоятельности и независимости. Сходные с кризисными симптомы могут возникать и тогда, когда ребенка искусственно подталкивают к выполнению заведомо непосильных для него заданий. Иметь одаренного ребенка стало престижно. Ранее развитие и всевозможные педагогические новшества овладели умами многих родителей. Не успеет малыш появиться на свет, как становится объектом самых разнообразных педагогических экспериментов: его окунают в прорубь, приучают жить в воде, сажают за разрезную азбуку – примеры чудо-детей не дают взрослым спокойно спать. Неуспехи или отказ ребенка воспринимать задание ужасно огорчают родителей. Если малыша начинать сравнивать с другими детьми (научившимися в 3 года читать или собирать замысловатые фигуры из кубиков), подталкивать к несвойственным ему действиям, усиленно натаскивать, чтобы был не хуже других, то он не только не развивается столь же успешно, как его сверстники, но, напротив, резко сдает в развитии. Кроме того, у него начинает портиться характер: он злится, нервничает, делает все наоборот, хитрит и изворачивается. Это типичные симптомы кризиса недоразвития.



 Непосильные требования к малышу и его объективная неготовность им соответствовать создают стрессовую ситуацию для ребенка, невротизируют его личность. И теперь, для того чтобы из поведения малыша исчезли симптомы кризиса недоразвития, придется действовать иными средствами – резко сбавлять уровень родительских притязаний и создавать условия для того, чтобы ребенок сам потянулся к занятиям, сам захотел освоить предлагаемые задания. Это может произойти гораздо позже, чем хотелось бы родителям, но вероятно также, что, начав выполнять такие задания позднее, чем сверстники, ребенок усвоит все действия быстрее и полнее, чем те дети, которые приступили к своим трудным урокам раньше.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Истерика. Кто из взрослых не оказывался хотя бы раз в ситуации, когда любимое чадо, получив отказ, закатывало истерику на людях. У некоторых детей истерика ограничивается бурными рыданиями, постепенно переходящими в судорожные всхлипы, у других она имеет вид «двигательной бури» – малыш падает на пол, стучит ручками и ножками и издает истошные крики на пределе своих возможностей.



 Чаще всего истерики свойственны нервным и легковозбудимым малышам или детям истеричных родителей, но могут возникать и у вполне уравновешенных и здоровых детей. В 3 года у ребенка усиливается стремление к реализации своей воли, своего желания. Нужная ребенку вещь или ценное в его глазах дело – сильнейший раздражитель в этом возрасте. Если воля взрослого и его запрет встают на пути малыша к облюбованной им цели, он может сорваться в истерику.



 Стоит только раз уступить силовому давлению ребенка – и вы будете сталкиваться с истерикой все чаще и чаще. Умело используя ваш испуг и растерянность, малыш будет искусно манипулировать вашим страхом перед истерическим припадком и закатывать сцены всякий раз, когда ему нужно будет выудить у вас желаемое. Истерия – не заболевание в полном смысле этого слова. Это скорее болезнь скверного характера. Пресекать ее следует сразу и самым решительным образом.



 Как только вы столкнулись с истерической бурей впервые, дайте понять своим полным безразличием к ней, что это ни в коем случае не способ добиться вашего согласия. Истеричному ребенку, как правило, нужна «аудитория». Он никогда не плачет «для себя», а только для других. Поэтому для начала лишите его зрителей. В одиночку он успокоится быстрее. Как только всхлипы и стенания станут слабее, подойдите к нему как ни в чем не бывало и совершенно спокойным тоном задайте отвлеченный вопрос: «Ты помнишь, это я тебе обещала почитать интересную книжку или другому мальчику?» Скорее всего, ребенок не сразу отзовется на ваш призыв. Ни в коем случае не давайте никакой оценки малышу в связи с недавней истерикой, не обсуждайте его поведение, показывая, что оно вам безразлично. Сделайте вид, что ничего не произошло. Ребенок не должен осознать (и это важно!), что его поведение вас огорчило или вывело из себя. Трехлетка злопамятен, в другой раз он закатит истерику нарочно, чтобы разозлить вас, обратить ее в средство мести, если как способ давления она не подействовала. А истерика не должна запечатлеться в его сознании как средство, что-то меняющее в ваших отношениях. Убирайте ее из поведения ребенка абсолютным безразличием, нулевым эмоциональным отношением к ней. Она ничто, она ничего не дает, не вызывает у вас абсолютно никакого отклика, по которому можно определить ее пригодность для воздействия на взрослого.



 Дети-нытики. Однако гораздо чаще родителей допекают не столько острые истерические проявления, сколько изматывающие душу нудные, плаксивые просьбы малышей. Дети-нытики могут часами канючить что-либо, не внимая никаким резонам. Если в 2 года ноющего ребенка еще удается отвлечь и переключить на что-то другое, то с трехлеткой это получается не всегда. Он гораздо упорнее, артистичней и изобретательней в сеансах слезных выклянчиваний. Демонстрация горя и отчаяния у него много сильнее, чем само чувство недовольства взрослым. Малыш может и вовсе не испытывать никакого горя в связи с отказом, и его слезливая просьба может быть чистой воды игрой. Трехлетке очень свойственны демонстративные формы поведения, и при неблагоприятном стечении обстоятельств он может стать маленьким притворщиком или назойливым нытиком. Как бороться с капризами слезливого малыша?



 Лучше всего не допускать их сразу. Будьте внимательны к просьбам детей. От 2 до 3 лет для них типичен повышенный интерес к вещам, принадлежащим взрослым. Через действия с ними они как бы вырастают в своих глазах, приобщаются к таинственному миру взрослой жизни, к «взрослым» целям. Постарайтесь свести к минимуму количество тех вещей, которые ребенку трогать нельзя (лекарства, плита, электрические приборы, острые предметы). Остальные по мере возможности и при своем участии вводите в его обиход. Как показывает опыт, дети, которым запрещают трогать лишь необходимый минимум предметов, никогда не нарушают запретов в отношении этого набора и обычно не склонны к слезливым просьбам. У них нет нужды преодолевать бесчисленные и не всегда обоснованные запреты взрослых такими приемами – слезами и нытьем. Если же вам трудно удовлетворить просьбу ребенка и вы вынуждены ему отказать, то сделайте это хотя и решительно, но аргументированно. Мотивы отказа должны быть понятны ребенку и не оставлять у него ощущения произвола с вашей стороны. Очень хорошо действуют фантастические, сказочные причины отказа: «Как! Ты не знаешь, что эти часы сделал гномик Ворчун? Он никому не разрешает их брать, потому что…» Дайте простор своей фантазии. Эти вымышленные вами персонажи окажутся очень полезными и в дальнейшем. Не вы отказываете ребенку, а они. Кроме того, самые невероятные и фантастические аргументы сказочных героев, «запрещающих» трогать взрослые вещи, гораздо доходчивее для малыша, чем самые разумные, по вашему мнению, причины отказа.



 Если же слезливый тон уже упрочился и время упущено, нужно попытаться избавить малыша от привычки ныть. Сделайте вид, что вы готовы исполнить то, что он хочет, но не можете его понять. Попросите ребенка: «Скажи хорошим голосом, а то я ничего не поняла». Если он по-прежнему ноет, предложите в шутку свои версии его просьбы: «Ты хочешь, чтобы я отдала твоего мишку Кате?» Дети, как правило, поддаются на эти провокации и перестают плакать, с негодованием отвергая ошибочные трактовки своих просьб. Тогда попросите ребенка еще раз и нормальным голосом изложить то, чего он хочет. И если малыш преодолел себя и высказался без привычной слезы в голосе, постарайтесь удовлетворить его просьбу, какой бы трудной она для вас ни оказалась. Если выполнить ее все же невозможно, то прибегните к фантазии и предложите ему что-то другое, не менее привлекательное. Только не говорите снова и безо всяких объяснений «нет». Чаще всего дети-нытики – это не безнадежно избалованные капризули, а малыши, замечательные свойства которых – любознательность, активность и стремление к самостоятельности – не находят своего законного удовлетворения.



 Агрессивность. Обычно у детей раннего возраста агрессия выражается и вербально (угрозы, обещания убить, разорвать на кусочки), и в виде физического действия (ребенок кусается, дерется, плюет). Однозначно трактовать подобные выходки детей нельзя. Агрессия может иметь самые разнообразные причины. Однако если она не следствие психических отклонений, то ее внедрению в поведение малыша обычно способствуют педагогические ошибки взрослых. Чаще всего агрессия свойственна детям, которых подвергают физическим наказаниям или которым часто угрожают на словах. Она становится формой поведения, заимствованной у взрослых.



 Сталкиваясь с ответной агрессией малыша, родители, исповедующие заповедь «пожалеешь розгу – испортишь ребенка», чаще всего склонны бороться с ней путем еще более суровых наказаний и, как правило, добиваются своего. Ребенок перестает поднимать руку на взрослых, покоряется старшим. Ничего хорошего для развивающейся личности эта практика не дает – не исключено, что с возрастом он станет ущербным, боязливым и внутренне недобрым человеком.



 Если же родители, впервые столкнувшись с «заимствованной» у них самих агрессией ребенка и осмыслив свои поступки, пытаются бороться с таким поведением малыша иначе, то психологически этот выбор более оправдан и целесообразен. Можно посоветовать для начала, если малыш начал отвечать ударом на удар, обесценить в его глазах вашу прежнюю тактику физических наказаний. Задержите замахивающуюся ручку ребенка и скажите: «Прости меня за то, что я тебя шлепнул, мне очень стыдно, что я не сдержался. Это очень плохо – бить других. Я постараюсь больше никогда этого не делать. Давай вместе избавимся от этой плохой привычки». Не стыдитесь извиняться перед малышом, если чувствуете себя неправым. Это совсем не роняет родительский авторитет в глазах ребенка. Напротив, очень скоро вы убедитесь сами, что малыш, подражая вам, также будет извиняться в случае необходимости. В кризисном возрасте освоение родительского стиля поведения происходит очень интенсивно.



 Агрессия малыша может какое-то время сохраняться. Не шлепайте его, если он вас ударил, однако покажите ему всем своим видом, что вы обижены и огорчены и у вас совершенно нет желания общаться с ним или выполнять его просьбы. Когда ребенок устыдится и станет искать примирения, обязательно пойдите ему навстречу, не укореняйте у него злопамятность длительной обидой, но помните, что ваше охлаждение было вызвано его драчливостью. Покажите малышу, что вы не приемлете подобных действий с его стороны, ведь вы сами с ним больше так не обращаетесь, даже если он вас очень рассердил.



Одновременно обучайте ребенка альтернативным способом выражать свой гнев и недовольство, задайте ему иной, допустимый выход из его агрессии, например: «Если ты рассердился на меня, топни ножкой, я пойму, что ты сердишься». Иногда в педагогической литературе встречаются советы ученых, рекомендующих позволять ребенку давать выход своей агрессии, но с переносом на неодушевленный предмет. Например, чтобы малыш не совершал актов агрессии из ревности к появившемуся в семье новорожденному, можно якобы позволить их по отношению к плюшевой игрушке. Эти советы не кажутся нам вполне обоснованными. В раннем детстве первые агрессивные действия детей, если они не заимствованы как способ поведения у взрослых, чаще всего возникают импульсивно, стихийно. Они – как бы естественная оборонительная реакция живого существа на исходящую извне угрозу его благополучию. Взрослому следует скорее нивелировать в своем поведении эту угрозу или то, что малыш считает угрозой для себя, чем все же допускать агрессию, признавая ее законность и правомерность, пусть и в отношении неживого объекта. Из импульсивной вспышки она превратится в планомерную, длительную и непредосудительную, так как разрешена.



 Более обоснованной нам кажется тактика развенчания угрозы, вызывающей агрессию малыша, и обучение его умению контролировать свои эмоции, подчинять их нормам поведения. В 3 года у ребенка вполне можно и даже нужно вырабатывать своеобразные «тормоза» на недопустимые среди людей действия. В то же время не пытайтесь научить его контролировать свое поведение целиком и полностью и за короткий срок. Обучение правилам поведения в 3 года только начинается и займет у вас несколько лет, пока малыш научится сознательно подчиняться социальным нормам.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Итак, к 3 годам в жизнь ребенка активно вторгается воображение. Это существенное достижение его общего психического развития, позволяющее малышу совершенно иначе, чем раньше, осваивать мир вокруг себя. Но в то же время воображение вносит в жизнь детей и некоторые проблемы. Никогда раньше не боявшийся темноты ребенок требует, чтобы ему оставили свет в детской, просит маму посидеть у его кроватки, пока он не заснет. Самая безобидная сказка может поселить в душе малыша тревогу перед непонятным ему существом – Карлсоном, Говорящей Головой, Бабой Ягой. Малыш тайком заглядывает перед сном под кроватку, чтобы убедиться, что страшащего его существа там нет.



 Бороться с детскими страхами сложно. Ребенок порой не в состоянии объяснить, что его тревожит, и не всегда знает это сам. Пугающим становится весь мир, который в сознании ребенка 3 лет заполнен объяснимым и необъяснимым, настоящим и выдуманным, и грань между ними в этом возрасте очень призрачна.



 Если страх поселился в душе сынишки, не пытайтесь лечить его изречениями типа: «Что ты выдумываешь, никого здесь нет, стыдно бояться, ты ведь мальчик». Это бесполезно. Страх не исчезает от призывов не испытывать его. Лучше постарайтесь в беседе с малышом подробно выяснить, кого или чего он боится, и согласитесь, что такое существо, может быть, и живет в его комнате, но… Здесь полный простор фантазии для взрослого. Это существо может простудиться и уехать далеко-далеко к своей маме, чтобы она его полечила. Оно может быть жалким и нуждаться в защите, можно придать ему юмористический облик. Поиграйте с ребенком в его страшилу, заставляя его в игре выполнять не страшащие, а полезные функции. Нарисуйте по описаниям ребенка его «страх» и найдите забавное или вызывающее иную, чем страх, эмоцию в облике этого воображаемого создания. Подскажите ребенку средства борьбы с его страхами: например, его защитит плюшевая собачка-сторож, которую вы дадите ему в кроватку, или завешенная простынкой решетка кроватки не пустит страшилу…



 Только не высмеивайте страхи малыша, не стыдите его и не заставляйте побороть свой страх усилием воли. В этом возрасте стыдиться своих страхов ребенок может, а побороть их – нет. Не заставляйте его страдать еще и от комплекса вины за свой страх. Внимательно выбирайте книги для чтения. Буйная фантазия трехлетки творит страх из непонятного чаще, чем из действительно страшного. Внимательно относитесь к вопросам ребенка в этом возрасте, в них часто сквозят предвестники страхов. И конечно, не запугивайте детей.






Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.





 В возрасте от 1 года до 3 лет рацион ребенка по своему разнообразию приближается к рациону взрослых людей. Поэтому мы здесь подробнее остановимся на характеристике продуктов питания как источниках веществ, необходимых для нормальной жизнедеятельности малыша.



 Составляя его меню, внимательно отнеситесь к характеристикам пищевых веществ, их калорийности, а также потребностям малыша в тех или иных продуктах. Помните, что привычки и предпочтения в еде останутся у него на всю жизнь и что именно в 1–3 года закладывается здоровье его основных органов: желудка, печени, почек, мочевыделительной системы, кишечника. Наконец, от правильного питания зависит цвет лица, острота зрения, состояние зубов, телосложение.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Белковые вещества – важнейшая часть пищи. В их состав входит азот, без которого невозможна жизнь. Белки служат основным материалом для восстановления изнашивающихся клеток и тканей организма, для образования различных жизненных соков и только частично – для выработки энергии. Недостаточное количество белков в пище вызывает повышение восприимчивости организма к инфекционным заболеваниям. У ребенка снижается кроветворение, нарушается деятельность печени, нервной системы, замедляется выздоровление после болезни или операции, ухудшаются рост и развитие. Но и избыток белков в рационе может принести вред ребенку.



 Важно и соотношение аминокислот в белках отдельных продуктов. Белки молока содержат все аминокислоты и в наилучших их пропорциях. Исследования показали, что замена молока мясом в рационе детей до 3 лет нарушает азотный баланс.



 Все аминокислоты в наиболее благоприятном соотношении имеются в яйцах и печени, поэтому эти продукты включают в питание малышей наряду с молоком. Мясо является высокоценным продуктом питания, содержащим все незаменимые аминокислоты, причем в соотношениях, наиболее благоприятных для растущего организма ребенка. Однако во всех видах мяса присутствуют коллагены – соединительнотканные белки, которые плохо усваиваются. Особенно их много в мышцах груди, брюшной части, шеи, конечностей. Использовать такое мясо для питания детей раннего возраста не рекомендуется. Мясные блюда для малышей нужно готовить из нежирных сортов говядины, телятины, свинины, кур, кролика, а также из некоторых субпродуктов – языка, сердца, мозгов, почек. Жирные сорта говядины, свинины, а также баранину, гуся, утку для детского питания не используют.



 Дети быстро растут, а потому нуждаются в повышенном поступлении белка в организм. При недостаточной калорийности пищи (малом содержании в ней жиров и углеводов) белки начинают расходоваться на удовлетворение энергетических потребностей организма и не используются по своему прямому назначению – для пластических целей. При отсутствии в рационе жиров и углеводов для удовлетворения нужд организма в азотистых веществах потребуется белка в 5 раз больше, чем при сбалансированном питании. По принятым в нашей стране физиологическим нормам питания, за счет белка должно обеспечиваться в среднем только 14 % общей калорийности пищи. Нормирование белка в сбалансированном питании производится в соответствии с калорийностью суточного пищевого рациона из расчета: на каждые 1000 ккал – 40 г белка.



 Растительные продукты – злаки, бобовые, картофель – представляют собой ценный и важный источник белков. Однако необходимо, чтобы в рационе было более половины животных белков.



 Мясные и рыбные бульоны, грибные отвары благодаря присутствию в них экстрактивных веществ способствуют лучшему пищеварению, вызывая повышенное выделение пищеварительных соков. Вместе с тем азотистые экстрактивные вещества требуют усиленной работы печени. Поэтому их дают маленьким детям в небольших количествах.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Эти соединения представляют собой готовый «горючий» материал, который снабжает организм энергией. Известно, что жители Севера употребляют большое количество жиров, что помогает им лучше переносить холод.



 Жиры необходимы для нормального усвоения белков, некоторых минеральных солей, а также жирорастворимых витаминов А и D. Жиры придают многим блюдам высокие вкусовые качества, возбуждая тем самым аппетит.



 Жиры, поступающие в организм с пищей, частично идут на создание жировых запасов. Но ожирение наступает не столько из-за них, сколько из-за избыточного потребления углеводов.



 Оптимальный в биологическом отношении баланс создается, когда суточная потребность в жирах удовлетворяется за счет 70–80 % животных и 20–30 % растительных жиров. В суточном рационе на каждые 1000 ккал должно приходиться 35 г жиров, приблизительно столько же, сколько и белков. При избытке жиров подавляется деятельность центральной нервной системы, уменьшается аппетит, хуже усваивается пища, тормозится кроветворение, создаются условия для развития малокровия, снижается сопротивляемость инфекциям.



 Определенное значение имеет качественный состав жиров, входящих в рацион. Например, жиры, в которых высока концентрация стеариновой и пальмитиновой кислот, обычно плавятся при температуре выше температуры человеческого тела и относятся к тугоплавким жирам. Это бараний, говяжий, свиной жир. Детям их давать не следует. И напротив, жиры с высоким содержанием олеиновой и линолевой кислот легкоплавки. К ним относятся большинство растительных жиров и коровье (сливочное) масло. В растительных маслах (подсолнечное, горчичное, кукурузное, соевое, оливковое) много полиненасыщенных жирных кислот, очень полезных для организма.



 Растительные жиры (по нескольку граммов) нужно ежедневно включать в рацион ребенка. Сливочное мало содержит также витамин А и важные для развития ребенка аминокислоты.



 В рацион входят и некоторые жироподобные вещества – холестерин и лецитин. Холестерин содержится в животных жирах, яичных желтках, икре, мозгах, почках и печени. Однако в избыточном количестве он нарушает работу печени.



 Лецитин стимулирует развитие растущего организма, благоприятно влияет на нервную систему, деятельность печени, улучшает кроветворение, повышает сопротивляемость организма токсическим веществам, служит антагонистом холестерина, повышает усвоение жиров. Значительное количество лецитина содержится в гречневой крупе, пшеничных отрубях, салате, сое, фасоли и других зернобобовых.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Более половины энергии, необходимой для нормальной жизнедеятельности, организм человека получает с углеводами из растений. Среди животных продуктов они содержатся в молоке и печени. Углеводы в чистом виде – крахмал и сахар – получают в результате промышленной переработки растительного сырья. Натуральным продуктом, состоящим почти исключительно из углеводов, является мед. Большое количество углеводов содержится в хлебе, крупах, картофеле, кондитерских изделиях, сладких ягодах и фруктах.



 Углеводы исключительно важны для деятельности мышц, нервной системы, сердца, печени. Они необходимы для нормального усвоения жиров. Без углеводов пищевые жиры окисляются не полностью, при этом образуются так называемые кетоновые тела, которые неблагоприятно влияют на организм. Но и избыточное потребление углеводов нередко приносит вред: сахара способствуют образованию в теле жира, что может послужить причиной диатеза, ожирения, снижения сопротивляемости организма инфекции. В рационе ребенка углеводов должно быть в 4–4,5 раза больше, чем белков.



 Углеводы всасываются в кишечнике в виде моносахаридов. Быстрота их всасывания и попадания в кровь зависит от вида углеводов, находящихся в продуктах. Содержащийся в хлебе и картофеле крахмал (полисахарид) предварительно расщепляется пищеварительными соками на моносахариды. На это требуется значительное время. Гораздо быстрее образуются моносахариды из свекловичного и тростникового сахара (дисахарид). Наиболее быстро всасывается глюкоза, так как она не подвергается ферментативному расщеплению, поскольку является моносахаридом. Глюкозы много в меде и винограде.



 В растительных продуктах содержатся и так называемые непищевые углеводы – клетчатка (полисахарид). Она усваивается примерно на 25 % и как источник энергии практического значения не имеет. Но клетчатка необходимя для нормального функционирования кишечника: раздражая стенки кишок, она вызывает их движение, или перистальтику. Пища, лишенная клетчатки, способствует запорам. Задерживаясь в кишечнике, она разлагается, и продукты разложения, всасываясь, отравляют организм.



 Много клетчатки содержится в хлебе, выпеченном из муки грубого помола (пшеничный и ржаной хлеб), в овощах, зелени и фруктах. Эти продукты непременно должны входить в детское меню. Сырые овощи и фрукты полезны еще и тем, что в них содержатся пектиновые вещества, которые обладают свойством набухать и тем самым также усиливают перистальтику кишечника, способствуя лучшему его опорожнению.



 Пектиновые вещества уменьшают количество гнилостных бактерий в кишечнике, поглощают токсины, которые затем выводятся из организма. Много пектиновых веществ в тыкве, редисе, капусте, крыжовнике, вишне, сливе.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Минеральные соединения входят во все ткани нашего тела и постоянно расходуются в процессах обмена веществ. Среди разнообразных минеральных солей, которые мы получаем с пищей, особое место занимает поваренная соль, необходимая для поддержания жидкостного баланса в организме. Она влияет на мочевыделение, деятельность центральной нервной системы, кровообращение, участвует в образовании соляной кислоты в железах желудка.

Почти все соли, из которых построены кости и зубы, – это соли кальция, магния и фосфора. Отсюда ясно, какое большое значение имеют они в питании ребенка, у которого формируется костная система, прорезываются зубы. В костной ткани сконцентрировано 99 % всего кальция, имеющегося в организме человека. Однако оставшийся 1 % играет большую роль в обмене веществ. Соли кальция входят почти во все продукты питания, но не из всех продуктов они усваиваются. Молоко, кефир, простокваша, творог, сыр, яичные желтки – источники легкоусвояемого кальция.



 Фосфор также участвует в образовании костей и нервной ткани. Много фосфора в орехах, хлебе, крупах, мясе, мозгах, печени, рыбе, сыре, яйцах, молоке.



 Соли магния, как и соли калия, необходимы для нормальной деятельности сердечно-сосудистой системы. Основными пищевыми источниками солей магния являются отруби (а следовательно, и хлеб грубого помола), гречневая и ячневая крупы, морская рыба, а солей калия – тыква, кабачки, арбузы, яблоки, курага, изюм.



 Потребность организма в железе и меди очень невелика и исчисляется долями грамма в сутки, но эти элементы играют исключительно важную роль в кроветворении и обмене веществ. Они содержатся в разнообразных продуктах питания.



 Соли кобальта относятся к микроэлементам. Кобальт входит в состав витамина В (антинемический витамин), который регулирует кроветворение. В значительных количествах кобальт находится в горохе, свекле, красной смородине, клубнике.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

DF