Архивы за 27.01.2012

 Что называет или обозначает ребенок в первый раз? На этот вопрос пытаются ответить не только ученые, но и родители. Так хочется запомнить первое слово малыша. Взрослым кажется, что оно должно быть связано с чем-то дорогим, нужным и любимым. Каждой матери хочется, чтобы то слово было «мама». А может быть, он назовет первой любимую игрушку? Или произнесет свое имя, которое так часто слышит от взрослых? Но, как ни странно, ничего подобного, как правило, не бывает. Чаще всего вообще трудно поймать это первое слово и понять, что именно оно означает. Прежде всего потому, что внешне, по своему звучанию, оно очень похоже на лепетные вокализации («ляля», «тита», «гагай»). Но тем не менее это уже не лепет, а слово, потому что оно повторяется в одних и тех же обстоятельствах и означает что-то совершенно определенное. Не общее доброжелательное настроение ребенка и не его аморфное желание пообщаться с вами, а что-то совершенно конкретное и однозначное. А вот что именно, выяснить бывает не просто.



 Первое слово ребенка содержит в себе все сразу: и подлежащее, и сказуемое, и обстоятельства, и определения. Первое детское «дай» – это не просто глагол в повелительном наклонении, не только сказуемое. Это уже развернутое предложение или целая фраза, которую можно перевести на язык взрослых примерно следующим образом: «Мамочка, достань мне скорее со шкафа эту куклу, она мне очень нужна». Так сказал бы ребенок постарше, но малыш в 1,5–2 года подобным образом выражаться еще не может. Да и нет необходимости в столь полных, развернутых предложениях. Потому что мама и так все поймет, а пропущенные члены предложения заменяются жестами, мимикой, понятными в конкретной ситуации. О чем идет «речь», ясно по тому, как малыш смотрит на куклу, как он тянется к ней.



 Точно так же комплекс звуков, относящийся к какому-либо предмету, является не названием этого предмета, а целой фразой, в которой есть и отношение, и желание, и действие с этим предметом. Устойчивая связь конкретных звуков с определенным предметом или ситуацией свидетельствует о том, что мы слышим уже настоящее слово, а не просто детский лепет. Правда, это слово может существовать и быть понято только в совершенно определенной ситуации.



 Первые слова ребенка настолько слиты с конкретными обстоятельствами, предметами или действиями, что использовать их вне этой ситуации невозможно. Ребенок может назвать только тот предмет, который он видит перед собой, и только то действие, которое он совершает здесь и сейчас. Он может сказать «ляля», только если видит куклу, «ав-ав» – если встретит собаку на улице. Говорить о кукле или о собаке вообще, не воспринимая их в данный момент, в 1,5–2 года он еще не умеет. Потому что слово для ребенка еще не отделимо от предмета. Оно является его неотъемлемым признаком, свойством или качеством. То, что предмет, находящийся перед малышом на столе, называется «тарелкой», так же естественно и неизбежно, как и то, что этот предмет округлый и из него нужно есть кашу. Назвать этот предмет по-другому или назвать «тарелкой» что-то другое (как это будет позже, в ролевой игре) для малыша невозможно. Такое слияние слова с предметом – характерная особенность первых слов ребенка.



 В то же время даже самые первые слова – это не просто названия отдельных предметов, но своего рода обобщения целого класса предметов или явлений. Правда, обобщения совсем не такие, как у взрослых. Дети могут называть одним и тем же словом совершенно различные и, казалось бы, совсем не похожие друг на друга вещи. Например, словом «кися» малыш может называть кошку, мех на своем пальтишке, мамины волосы, варежки и пушистого плюшевого мишку. С точки зрения взрослого, в этих вещах нет ничего общего. Но для малыша все они мягкие, теплые и приятные, как «кися». Для взрослого этот признак «мягкости» в окружающих предметах может быть совершенно неважен. А для малыша он, возможно, главный, потому что в своих первых обобщениях он руководствуется прежде всего непосредственным ощущением.



 Непонятность речи малыша для взрослых во многом связана с тем, что дети обобщают окружающие предметы по признакам, совершенно неведомым для взрослых, и докопаться до того, почему вдруг малыш называет ботинки «тяпа», а воду в ванне «лока», порой нелегко. Но возможно. Например, словом «тяпа» ребенок называет носочки, валенки, колготки – все, что надевается на ноги, так же как и тапочки («тяпа»). А в ванне он однажды купался с пластмассовой лодочкой, и ему было так интересно и весело, что с тех пор все, что связано с купанием, стало называться именем лодочки («лока»). Портфель, шапка, очки могут называться «папа», потому что принадлежат папе. Пальтишко, ведерко с совочком и входная дверь – «гуля», потому что напоминают ребенку о гулянии во дворе. Неожиданность и разнообразие признаков, по которым маленькие дети обобщают и объединяют самые разные предметы, поразительны. Среди этих признаков – и цвет, и форма, и назначение предмета, и место встречи с ним, и принадлежность какому-то человеку. Но все эти признаки – внешние: их можно видеть, осязать, связывать с радостным или тревожным ощущением. Непохожесть первых детских слов и обобщений на те, что существуют у взрослых, привела к тому, что в психологии возник специальный термин – «Автономная детская речь», или возникающая по своим законам, не зависимым от взрослой речи. Однако эта независимость весьма относительная, поскольку условия жизни и воспитания ребенка, его отношения с близкими взрослыми решительным образом влияют на его речевое развитие. Родители при желании и внимательном отношении к малышу могут способствовать более интенсивному и правильному развитию его речи.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Многие родители, для того чтобы ребенок скорее заговорил, пытаются дать ему побольше словесных образцов: «Скажи – часы, скажи – ложка…» К великой радости взрослых, многие малыши уже в 8–9 месяцев начинают отчетливо повторять за взрослым те или иные слова и даже выражения, потрясая всех своими «необыкновенными» способностями. Конечно, такие игры стимулируют подражание речевому образцу. Но развивают ли они речь ребенка?



 Долгое время было принято считать, что подражание чуть ли не единственный источник речевого развития, а игры в «скажи-скажи» – основной метод обучения речи. Однако, несмотря на впечатляющую простоту этого метода, его эффективность весьма сомнительна. Наблюдения и более внимательный анализ показывают, что прямой связи между подражанием и активной речью ребенка вовсе нет. Малыш может легко воспроизводить то или иное слово, но вместе с тем никогда не употреблять его самостоятельно, в реальной ситуации. К тому же подражание у маленьких детей часто носит отсроченный характер: ребенок может воспроизвести услышанное слово лишь спустя некоторое время, когда взрослый уже забудет о том, что сам учил ему своего малыша. Очень часто упорные попытки добиться от своего ребенка повторения какого-либо слова оканчиваются ничем. Он произносит в ответ нечто совершенно иное: его просят сказать «лампа», а он говорит «буль-буль». А то и вовсе молчит, и лишь спустя неделю, а порой и позже, при совершенно других обстоятельствах, в его речи вдруг появляется это долгожданнное слово.



 Получается, что связь между речью и подражанием далеко не прямая и не простая. Воспроизведение речевого звука еще не есть собственное слово ребенка. В то же время первые слова, как мы уже говорили, очень часто совершенно не похожи ни по своему звучанию, ни по своему значению на слова взрослого. И тем не менее подражание – необходимое условие овладения речью. Ведь дети всегда говорят на том языке, на каком говорят их родители. Но речевые звуки не просто механически повторяются ребенком, а выражают и отражают его собственные впечатления, его действия, его отношения, благодаря чему они становятся собственными словами маленького человека, а не детскими копиями слов взрослых. Поэтому, пытаясь помочь своему ребенку быстрее и лучше заговорить, родителям не только нужно заботиться о правильном произношении слов малышом, но и прежде всего стремиться к тому, чтобы ребенок активно воспринимал мир, самостоятельно действовал в нем и выражал свои, именно свои, впечатления посредством речи.



 Ниже мы приведем несколько приемов, направленных на развитие речи, которые можно использовать при занятиях с детьми в возрасте от 1 года до 3 лет. Все они основаны на включении речи ребенка в его действия, общение со взрослым и восприятие разнообразных впечатлений.



 Совместное рассматривание предметов. Взрослый вместе с ребенком наблюдает за каким-нибудь объектом – живым или игрушечным. При этом взрослый выразительно рассказывает о том, что видит ребенок. Например: «Смотри, какая киса, какие у нее лапки, какой хвостик! Потрогай, какая у нее мягкая шубка. Давай ее позовем: “Киса, киса, иди сюда”». Или: «Смотри, какая машинка! У нее колесики, вон какие дверцы, окошки, она может вот как ездить по столу… Поехала машинка, давай скажем вместе – поехала машинка» и проч. Рассматривание предметов необходимо сочетать с активными действиями самого ребенка, чтобы слово у него связывалось с собственными действиями и ощущениями. Это способствует созданию более яркого и отчетливого образа предмета. Всякие проявления активности или интереса к предмету, как и попытки произнести его название, обязательно нужно поддерживать и поощрять.



 Чтение потешек. Взрослый многократно повторяет малышу простенький стишок или потешку («Ладушки», «Сороку-ворону», детские стихи А. Барто, «Курочку-Рябу» и т. д.). Когда текст уже достаточно хорошо знаком ребенку, можно делать в конце каждой строки паузу, чтобы побуждать его к произнесению недостающих слов. Например: «я люблю свою… лошадку». Или: «Жили-были дед… и баба». Так получается своеобразный диалог, в котором ребенок «подсказывает» взрослому нужные слова. Обычно такое договаривание недостающих слов приносит малышу большое удовольствие.



 Знакомство с новым действием. Новое для ребенка слово, обозначающее действие, вводится в сочетании со знакомыми словами, обозначающими объекты или субъекты действия. Такой прием усиливает интерес к новому слову и закрепляет в памяти ребенка определенные словосочетания. Например, слово «клевать» можно вводить следующим образом: «Сашенька кушает, а курочка клюет, и цыплята клюют, и воробушки клюют, все птички клюют… Вот как они клюют…» Эти слова следует сопровождать рассматриванием соответствующих картинок или действиями с игрушкой, чтобы новое слово не было оторвано от своего значения. Во время купания можно знакомить ребенка со словами «плавать» и «тонуть», показывая, как разные хорошо знакомые игрушки сначала плавают, потом тонут, затем опять плавают. Благодаря удовольствию, которое получит малыш от такой игры, он наверняка лучше запомнит эти слова и поймет, что они означают.



 Рассматривание картинок. Взрослый вместе с ребенком рассматривает картинки, на которых изображены знакомые персонажи и ситуации. «Это кто? – спрашивает взрослый. – А это кто? Что он делает», «А где птичка?», «Покажи дерево»… Если ребенок молчит, можно подсказать ответ, но после этого все же добиться, чтобы малыш ответил сам, глядя на ту же картинку. Для детей постарше (на 3-м году жизни) вопросы взрослого могут быть более сложными. Например: «Куда пошел мальчик?», «Где сидит птичка?», «Что делают дети?», «Почему девочка плачет?» Для ответов на эти вопросы требуется не только узнавать знакомые предметы и действия, но и понимать сюжет и смысл ситуации, изображенной на картинке.



 Поручения. Взрослый просит ребенка что-то найти, принести или показать. Сложность такого поручения зависит от уровня развития речи ребенка – как пассивной, так и активной. Поручение взрослого должно быть понятно и доступно ребенку. И в то же время для его выполнения от малыша требуется определенная сосредоточенность, оно не должно выполняться механически. Наиболее простая просьба – принести игрушку, когда она лежит на виду и ничто не отвлекает от нее внимания ребенка. С таким поручением справляются уже многие годовалые дети. Более сложное поручение – найти и принести игрушку, находящуюся сначала среди двух, потом трех и более предметов. Еще труднее ребенку отыскать предмет, находящийся где-то в стороне. Малыша в возрасте старше 2 лет взрослый уже может попросить найти не один, а два предмета: «Принеси сначала мишку, а потом мячик». Так, постепенно усложняя поручения, ребенка приучают регулировать свои действия словом. Для выполнения подобных заданий малыш должен не только понимать значения слов, но и удерживать их в памяти на протяжении какого-то времени, что для маленького еще очень трудно. Поэтому инструкции нужно повторять. Желательно, чтобы малыш и сам говорил, что ему нужно принести, а когда выполнит поручение – что он принес.



Однако такого рода поручения можно давать только в том случае, если ребенок может и хочет их выполнить, если это доставляет ему удовольствие. И ни в коем случае нельзя заставлять детей делать то, чего они не хотят. Требовательность и нажим взрослого в подобных ситуациях могут иметь неблагоприятные последствия и, уж конечно, не приведут к желаемому результату.



 Речевое сопровождение действий. Этот прием очень важен для построения у детей образа своих действий. Он состоит в том, что действия ребенка обозначаются и сопровождаются определенными словами. Например, когда малыш (1,5–2 года) бежит или танцует, он может говорить «топ-топ», когда стучит игрушечным молоточком – «тук-тук», когда рисует капли дождя – «кап-кап»… Сначала такое звуковое обозначение исходит от взрослого, который внимательно следит за действиями ребенка. Потом малыш вторит взрослому, и они уже вместе сопровождают звуками действия ребенка, а затем сам малыш и действует, и произносит звуки одновременно.



 В более старшем возрасте (после 2 лет) этот прием можно усложнять и сопровождать действия детей уже не комплексом звуков, а развернутой речью. Для этого нужно называть все самостоятельные действия ребенка и задавать ему вопросы о них: «Коля бежит, Коля умывается, Коля копает… Что Коля делает? Что Коля хочет?» Здесь хорошо также использовать народные игры, в которых простой и постоянно повторяющийся стихотворный текст подсказывает, что и в какой последовательности нужно делать. Например: «Заинька, топни ножкой, заинька, бей в ладоши, заинька, повернись…»



 Называние пространственных ощущений. Ребенка учат различать и правильно обозначать наречиями и предлогами пространственные отношения, что не только обогащает словарь, но и развивает мышление. Взрослый демонстрирует разные варианты пространственного расположения двух игрушек (зайчик и мишка, или два утенка, или кукла и лисичка…). Игрушки то располагаются близко, то расходятся далеко, то одна забирается на другую (одна вверху, другая внизу), то одна убегает от другой (одна впереди, другая сзади). Ваши вопросы побуждают малыша осмыслить эти положения и попытаться передать их словом. В такой игровой ситуации дети активно и с удовольствием усваивают каждое слово, которое вы прозносите, поскольку им интересна игра. Их эмоциональная включенность в забавное зрелище – главное условие усвоения новых и достаточно трудных для них слов. Однако подчеркиваем: обозначение пространственных отношений – очень трудная задача для малышей, предлоги и наречия они осваивают позднее. Поэтому такой прием обучения речи лучше использовать к концу раннего возраста (после двух с половиной лет).



 Спектакль игрушки. Ребенку показывают простые и короткие сценки с игрушками. Содержание сценок должно быть очень простым. Например, мишка упал и заплакал, или кукла потеряла мячик и ищет его, или кукла вышла на улицу гулять и замерзла без ботинок. Для такого спектакля пригодны самые обычные игрушки, и вовсе не обязательно приобретать реквизит для кукольного театра. Гораздо важнее, чтобы показ взрослого обязательно сопровождался словами, которые бы малыш узнавал. Ваш маленький спектакль должен вызывать у него сочувствие игрушкам и желание помочь им: вытереть мишке слезы, поискать вместе с куклой мячик, согреть ей ножки… Сразу после сценки можно спросить ребенка, что он видел. С помощью подсказок и вопросов взрослого малыш по-своему может передать свои впечатления от увиденного. Например: «Миша упал, бо-бо» или «Мячик тю-тю, где мячик?» Эту игру лучше использовать на 3-м году жизни, когда в лексике детей уже достаточно слов, обозначающих действия и состояния. Постепенно можно усложнять и разнообразить действия с игрушками, при этом сами игрушки лучше оставлять теми же – скоро ребенок привыкнет к ним, они станут его любимыми, и он сможет хорошо играть с ними сам.



 //– * * * –// 



 Мы привели лишь несколько приемов, активизирующих речь маленьких детей. Конечно, их может быть значительно больше. Все зависит от вашей фантазии и желания общаться с ребенком. Однако при проведении занятий советуем вам учитывать следующее.



 Занятия должны быть интересны для малыша и приносить ему радость. Заставлять ребенка делать то, чего он не может или не хочет, недопустимо.



 Все приемы, направленные на развитие речи, включаются в собственную деятельность малыша, в его интересы. Слова обязательно связаны с конкретными впечатлениями и активностью малыша. Пассивное повторение слов не ведет к развитию активной речи.



 Ребенок должен быть сосредоточен на том, что вы говорите и показываете.



 Продолжительность таких занятий – не более 3–5 минут. Дольше этого времени ребенок от года до трех не может удержать свое внимание на чем-то одном. Лучше повторять одни и те же приемы в разное время и в разных ситуациях.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Срок и темпы овладения речью у каждого ребенка очень индивидуальны. Уже не раз психологи пытаются установить, сколько слов должны говорить дети разного возраста. Однако эти попытки оказались тщетными, потому что у детей от года до трех слишком большие различия, которые в более позднем возрасте сглаживаются. Само по себе количество произносимых слов еще мало о чем говорит. Важно, чтобы развитие речи шло по правильному пути. Но если ваш ребенок до 2 лет не произносит ни единого слова, следует внимательнее присмотреться к нему и попытаться понять, почему он так долго молчит. Причины задержки речи могут быть различными. Попытаемся рассмотреть самые типичные варианты речевых трудностей в раннем возрасте и дать рекомендации, как их преодолеть.



 Задержка на стадии называния. Некоторые дети не используют речь в своих играх, в общении со взрослыми, они предпочитают общаться жестами, требовательными возгласами, указательными жестами. Они любят молчаливые игры, не требующие контактов с людьми. Отсутствие активной речи невротизирует ребенка, он становится капризным, выражает свое недовольство плачем и криком. Вместе с тем эти ребятишки с удовольствием повторяют за взрослым названия различных предметов и могут отчетливо артикулировать многие речевые звуки. Но сами, по своей инициативе, не говорят. Так обычно бывает, когда ребенок произносит слово только под влиянием образца взрослого, а собственного отношения к слову у него не возникает.



 В этом случае вам нужно развивать сразу несколько сторон деятельности ребенка. Во-первых, нужно активно использовать речь в предметных действиях. Для этого сопровождайте показ предметных действий рассказом, как это было описано выше.



 Во-вторых, организуйте сотрудничество с ребенком по типу «давай вместе» (катать мячик или машинку друг к другу, нагружать кубиками игрушечный грузовик), чтобы вызвать у малыша потребность в совместных действиях.



 И в-третьих, как можно больше разговаривайте с ребенком. Не учите его говорить, а именно разговаривайте: читайте книжки с картинками, рассказывайте о его и своих действиях, вместе наблюдайте за окружающими – словом, используйте все те приемы, о которых говорилось выше.



 Задержка на стадии эмоционального общения. Задержки такого рода возникают тогда, когда общение с родителями до 2 лет сводится лишь к выражению взаимной любви, обмену ласками и улыбками. Для подобного общения речь не нужна. Можно просто улыбаться взрослому, принимать его доброжелательное внимание и «объясняться» с помощью младенческих вокализаций – взрослые и так все понимают. Слово в прямом смысле здесь лишнее. Для исправления такого положения и для появления активной речи необходимо создать потребность в слове. Эта потребность возникает в предметном сотрудничестве ребенка со взрослым (см. выше).



 Фиксация на предметных действиях. Фетишизация предметов также может стать причиной трудностей в овладении речью. Но это трудности другого характера. Дети бесконечно, но однообразно манипулируют предметами, сосредоточены на них и обнаруживают достаточно тонкие двигательные умения. Однако они все время молчат и как бы «выпадают» из общения с окружающими. Такие дети практически не обращают внимания на взрослых: не смотрят им в глаза, не выполняют их просьб, не радуются при появлении мамы или папы. Даже свой протест малыши выражают в пустоту или игрушке, но только не близкому человеку. Отсутствие необходимых эмоциональных связей с людьми проявляется и в стремлении делать все самому: взрослый как партнер по совместной деятельности им совершенно не нужен. Поэтому предметные манипуляции таких детей, как правило, весьма бедны и однообразны.



 В этом случае попытайтесь вернуться к непосредственному эмоциональному контакту с ребенком. Ласковые поглаживания по головке, обращения по имени, положительная оценка всех действий, доброе внимание к занятиям ребенка, зрительные контакты с ним могут привлечь малыша ко взрослому. Стоит вспомнить младенческие игры без предметов. Например, взрослый может спрятаться или спрятать лицо ребенка, а потом обрадоваться при встрече с ним взглядом. Можно поиграть и в «Сороку-ворону», и «Ладушки», и другие простые игры.



 Немаловажно и то, как взрослый вводит в жизнь ребенка различные предметы и игрушки. Если их очень много, то следует оставить лишь те, с которыми можно обращаться как с живым существом: куклу – жалеть, кормить, называть по имени; обезьянку – лечить или укладывать спать.



 Очень полезны игры, в которые нельзя играть одному. Если ребенок не проявляет никакого интереса к сотрудничеству, попробуйте в его присутствии поиграть с другим партнером. Два взрослых могут катать тот же мячик, по-детски радуясь.



 Скорей всего, малыш захочет немедленно занять место одного из них. Ребенка могут увлечь игры с имитацией. Взрослый говорит в его присутствии за разных зверюшек, а ребенок с энтузиазмом повторяет слова вслед за ним.



 Если же все ваши усилия оказываются бесполезными и ребенок по-прежнему, не обращая внимания на взрослых и не глядя им в глаза, продолжает однообразно манипулировать предметами, это уже тревожный симптом. Такое поведение – явный признак раннего детского аутизма, который все чаще встречается у наших детей. В этом случае малыша нужно показать специалистам.



 «Детские слова». Ребенок может вплоть до 3 лет изъясняться с помощью специфических детских слов типа «бу-бу», «люля», «нюка», что конечно же препятствует нормальному речевому развитию. Причина частого употребления таких слов в том, что правильное звукопроизношение затруднено несовершенной еще артикуляцией. Кроме того, речевой слух ребенка выхватывает лишь части слова и чаще всего его окончания. Поэтому взрослому необходимо неукоснительно соблюдать одно правило: после полугода не употреблять в своей речи различные «бо-бо» или «ням-ням», а стараться четко и ясно произносить отдельные слова, глядя ему в глаза и добиваясь от него внятного произношения. Попытки сказать слово правильно бывают у малыша очень забавными. Результаты его стараний не всегда видны взрослым. Согласно принятым возрастным нормам, дефекты в произношении речевых звуков считаются возможными и нормальными до 5 лет.



 Стремительность речевого развития. Этот тип нарушения нормального речевого развития противоположен всем предыдущим. От отличается тем, что развитие речи не только не задерживается, но и опережает все возрастные нормы. Уже в год ребенок вдруг начинает говорить почти развернутыми правильными предложениями, используя сложные и совсем не детские слова. Сколько гордости у родителей вызывает такое говорящее чудо! Как приятно демонстрировать знакомым необыкновенные способности своего малыша. Его учат, ему читают книжки, ставят пластинки, и он все понимает и с интересом слушает.



 Но иногда такой маленький вундеркинд почему-то плохо спит, становится вялым и капризным, его мучают беспричинные страхи. Это происходит потому, что слабая, еще неокрепшая нервная система малыша не справляется с потоком информации, который обрушивается не него. Ему трудно перестроиться и за несколько месяцев превратиться из младенца во взрослого человека. Повышенная возбудимость, ночные страхи, капризы свидетельствуют о том, что нервная система малыша переутомлена. Значит, ребенку необходимы отдых, свобода от лишних впечатлений, прежде всего речевых. С ним нужно больше гулять, играть в простые детские игры, приучать к обществу сверстников и ни в коем случае не перегружать новой информацией.



 Болезни ребенка и речь. Как вы только что видели, отставание в развитии речи может иметь обратимый, функциональный характер. Его следует отличать от системных стойких речевых расстройств у детей с органическим поражением мозга, в том числе и с минимальной мозговой дисфункцией. Кроме того, отставание в развитии речи может быть одним из начальных проявлений различных нервно-психических расстройств.



 Запаздывание в овладении речью может сочетаться с регрессом психомоторики, когда ребенок начинает утрачивать ранее приобретенные навыки, что встречается при различных наследственных болезнях. Прежде всего это характерно для раннего детского аутизма, а также более редких нервно-психических заболеваний (например, для синдрома Ретта).



 Следует также особо обратить внимание на сочетание отставания в развитии речи с судорожным синдромом.



 В возрасте от 2 до 3 лет может наблюдаться выраженная неравномерность в развитии речи: понимание речи нередко соответствует возрасту, развитие же экспрессивной или моторной ее стороны отстает или происходит неравномерно, рывками, при недостаточной согласованности работы артикуляционного, дыхательного и голосового аппаратов или сочетается со слабостью артикуляционных движений. Эти особенности речевого развития, а также характерные эмоциональноповеденческие отклонения в виде упрямства, негативизма могут привести к возникновению так называемого эволютивного заикания (заикания развития). Подобное заикание может появляться при перегрузке ребенка речевой информацией и эмоциональными впечатлениями. При возникновении заикания родителям следует обязательно обратиться за консультацией к врачу-психоневрологу и логопеду.



 На этом возрастном этапе может возникнуть так называемый мутизм – отказ от речевого общения, а также речевой негативизм, когда ребенок крайне неохотно вступает в речевое общение, отвечает собеседнику односложно после длительной стимуляции. Речевой негативизм наиболее часто встречается у детей, отстающих в развитии речи, а также при начавшемся заикании, когда родители принуждают ребенка говорить или акцентируют внимание на дефектах его произношения и речевых запинках. Малыш в этих ситуациях может отказаться разговаривать. Так он протестует против чрезмерно высоких для него требований взрослых.



 Отставание в развитии речи часто наблюдается у детей с ослабленной нервной системой, что может быть обусловлено инфекциями, интоксикациями, травмами головного мозга, перенесенными внутриутробно, во время родов или младенчестве. В ряде случаев такое отставание может сочетаться с замедленным темпом психического развития. При этом у малыша отстает формирование активной речи.



 Ребенок недостаточно хорошо понимает обращенную к нему речь, не любит слушать сказки. Он повышенно возбудим или, наоборот, заторможен, неловок, не умеет самостоятельно играть. С таким малышом необходимо как можно раньше проводить специальные игровые занятия, направленные на развитие понимания обращенной речи, стимулировать звукоподражание, формировать зрительное, слуховое, тактильное и кинестетическое восприятие (восприятие движений) и организовывать его поведение. Самое же главное – больше с ним играть.



 Необходимой предпосылкой становления моторной речи является также развитие артикуляционных движений, совершенствование общей моторики ребенка и особенно тонких дифференцированных движений кистей и пальцев рук. Поэтому отставание в развитии речи может наблюдаться у детей с двигательной недостаточностью, особенно у детей с церебральным параличом.



 Если у ребенка нарушения артикуляции выражены нерезко, то некоторые упражнения для ее развития, а также формирование фонематического восприятия могут проводить сами родители. Например, малышу можно предложить игру в котенка: «Ну-ка, Алешенька, покажи маме, как котенок лакает молочко», – и ребенок быстро выбрасывает и втягивает язык. «А теперь давай поиграем на губах», – мать ритмично и мягко постукивает пальцем по нижней губе, произнося звук «б». «Поцокаем, как лошадка», – мама, а вслед за ней и малыш прищелкивают языком…



 Полезно также использовать специальные упражнения для развития голоса и речевого дыхания. Например, петь вместе с малышом, растягивая гласные звуки. Для тренировки высоты и тональности голоса полезно проводить с малышом инсценировки знакомых сказок.



 Фонематическое восприятие можно развивать так. Малышу предлагают два предложения, в которых есть похожие по звучанию слова. Например, мать показывает картинку, на которой изображены мишка в лесу и мышка в норке. Затем она начинает предложение и просит ребенка закончить его: «В лесу бродит… мишка, в норке прячется… мышка». Ребенок смотрит на картинку и произносит соответствующие слова. Так же работают над произношением и других сходных по звучанию слов.



 Проводятся также занятия, в которых одновременно тренируется фонематическое восприятие и звукопроизношение. Например, мать спрашивает малыша: «Как поет водичка?» И отвечает: «С-с-с». «Как шипит змея?» И отвечает вместе с малышом: «Ш-ш-ш».



 Затем малыш выполняет эти упражнения самостоятельно.



 //– * * * –// 



 Итак, вы видели, что нарушения речевого развития весьма разнообразны. Но для того чтобы получить совет психолога или врача, вы должны внимательно наблюдать за ребенком. Только на основе таких наблюдений можно попытаться понять причину волнующих вас отклонений в развитии малыша и помочь ему.


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Как правило, почти все, чем занимаются дети, взрослые называют игрой. И в этом есть большая доля правды. Ведь игра включает в себя в качестве необходимого элемента необязательность, добровольность, удовольствие. Именно так играет ребенок. Но вместе с тем детская игра, и мы уже обращали ваше внимание на это, – не просто времяпрепровождение, но и большой труд, способ постижения мира. Через игру ребенок развивается физически, умственно и эмоционально. Малыш не просто бегает, прыгает, лазает, исследует предметы. Он делает это с упорством, наслаждением, страхом, гневом. С помощью игры ребенок приобретает свой жизненный опыт. Игра – это естественное обучение, порой более действенное, чем «полезные занятия», игры-уроки и другие сложные изобретения взрослых. Достоинство игры в том, что она естественная потребность детей, не содержит в себе внешнего насилия, привлекательна и приятна.



 Основной вид игры в раннем возрасте – действия с предметами. Ребенок познает их свойства, соотношения, назначение, знакомится с их названиями. Об этом мы уже говорили в разделах, посвященных детской любознательности, общению и формированию предметных действий. Остановимся на других ее разновидностях.



 Вот, например, игры-упражнения, за которыми проводят много времени дети раннего возраста. В этих играх малыши совершенствуют двигательные навыки. Ребенок может десятки раз упорно выполнять одни и те же действия – забираться и спускаться с горки, пытаться самостоятельно подняться вверх по лестнице и сойти с нее, перелезать через стулья, кресла, лавки, протискиваться между прутьями забора, каждый раз все более точно координируя движения. Иногда такие действия совершаются ради какой-либо цели (например, чтобы попасть в интересное место), но очень часто они сами по себе целиком поглощают ребенка. Многие родители именно в это время приобретают спортивные снаряды, позволяющие малышу дома под контролем взрослых развивать свои физические способности.



 В подвижных играх дети часто используют предметы: догоняют мячи, катают коляски и специальные игрушки на колесиках, овладевая умением не только производить разнообразные движения, но и соотносить их с положением предмета, подстраивать их под него.



 Особое значение имеют игры, связанные с освоением ручных навыков. Это игры с предметами, о которых мы писали ранее: вкладывание предметов в емкости, собирание пирамидок, мозаик и т. п. Помимо развития познавательной деятельности в таких играх совершенствуется мелкая моторика пальцев. Для ее развития детям полезно давать шарманку: чтобы извлечь из нее звуки, ребенку нужно уметь захватывать пальчиками и вращать ее ручку. Если у малыша есть гусли, он с удовольствием перебирает их струны, овладевая умением поочередно включать в работу отдельные пальцы. Естественно, ребенок не ставит перед собой цель чему-то обучаться. Природная любознательность, богатый энергетический запас толкают его к исследованию.



 Для развития моторных навыков руки полезно рисование. Дети очень часто рано начинают тянуться к ручке и карандашу, которыми пишут взрослые. Поощряйте их стремление. Но не поймите нас так, что уже в 2 года ребенка нужно учить рисовать. Как раз этого мы вам делать не советуем. Лучше всего дайте малышу бумагу, карандаш и предложите ему нарисовать или «написать» то, что он сам захочет. Дети очень любят рисовать вместе со взрослыми: сначала они внимательно наблюдают за движением его руки с карандашом, а затем пытаются повторить это же движение самостоятельно. Не следует также спрашивать ребенка о том, что он нарисовал. У него пока еще нет цели изобразить что-то определенное. Он водит карандашом по листу, радуется полученным каракулям, и этого вполне достаточно. Главное то, что он пробует держать в руках карандаш и экспериментирует: рисует волнистые линии, круги, зигзаги, точки, штрихи. Мама может просто сказать малышу: «Какой замечательный красный круг ты нарисовал» или: «Как много на твоем листе синих точек». Ребенок будет вполне доволен вашим поощрением, а заодно узнает что-то новое о цвете и форме рисунка. Взрослый должен «комментировать» ребенку то, что он видит перед собой.



 Родители часто волнуются потому, что малыш берет карандаш в левую руку, и пытаются исправить его ошибку. Специалисты этого делать не советуют. Еще никем не доказано, что левши в чем-то уступают правшам. Более того, в истории сохранились свидетельства о том, что левшами были Александр Македонский, Юлий Цезарь, Микеланджело, Рафаэль и многие другие выдающиеся личности. Ребенок сам разберется, какой рукой ему лучше действовать. Если он сопротивляется вашему желанию заставить его рисовать правой рукой и упорно берет карандаш в левую руку, не настаивайте на своем. Это может повредить развитию ребенка, надолго отобьет у него охоту к рисованию.



 А сейчас поговорим о тех играх, которые имеют особое значение для развития эмоциональной сферы и воображения детей.



 На 2-м году жизни игры-забавы, о которых мы рассказывали в предыдущей главе, можно усложнять, разнообразить, используя возросшие возможности малыша. Приведем несколько примеров.



 «Игра в лошадку». Взрослый (скорее всего, папа) ложится на ковер, а ребенок забирается ему на спину, держась за нее руками. Взрослый приподнимается на руках и на коленях, медленно продвигается вперед, изображая лошадку, «цокая» языком. Вместо лошадки папа может изображать машину, паровоз, любое другое средство передвижения.



 «Самолет». Папа лежит на спине и поднимает ребенка на вытянутых руках, плавно передвигая его в воздухе. Оба гудят, изображая звук летящего самолета.



 «Догонялки». Игру можно разнообразить так: вы подзываете малыша к себе, но неожиданно опускаетесь на колени и стараетесь убежать от него на четвереньках, но так, чтобы он смог догнать вас. При этом вы предупреждаете его с улыбкой: «Не трогай меня», – давая в то же время ребенку возможность сделать это. Малыш быстро поймет вашу шутку и через некоторое время сам будет пытаться начать эту забаву.



 Можно усложнять и игру в прятки. Поиски исчезнувшего предмета очень привлекают детей в раннем возрасте. В играх малыши постигают важное свойство – постоянство. Мы, взрослые, хорошо знаем, что спрятанный предмет не пропадет насовсем. А ребенок узнает об этом впервые и каждый раз удивляется и радуется своему открытию. Предлагаем несколько вариантов таких игр.



«В какой руке мячик?» Возьмите в руки маленький мячик или другой предмет. На глазах у ребенка перекладывайте его из руки в руку. Затем зажмите его в одной руке, протяните тыльной стороной обе руки ребенку и спросите: «В какой руке мячик?» Когда он отгадает, разожмите руку и покажите ему игрушку. Повторите несколько раз.



 «Где твой мишка (зайчик, котик…)?» Накройте одеялом или подушкой одного из игрушечных животных, знакомых ребенку, таким образом, чтобы ему была видна часть лапы или ухо. Спросите его: «Где твой мишка (зайчик, котик и т. д.)?»



 Если ребенок не может сам найти игрушку, помогите ему, разыграв сцену поиска. Другой вариант этой же игры: сделайте вид, что вы ищете кого-то, кто находится в комнате. Загляните под стол, за кресло, за занавеску, повторяя, к примеру: «Где же наш папа?» Ребенок с удовольствием включится в поиски и поможет вам найти того, кого вы «потеряли».



 Юмор, веселье, ласковые прикосновения не только украсят вашу совместную жизнь, но и принесут огромную пользу развивающемуся воображению малыша.



 И наконец, в раннем возрасте закладываются основы будущих сюжетно-ролевых игр детей. Об этом и пойдет речь дальше.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Сюжетной называется игра, в которой ребенок изображает какие-то события своей жизни или то, что он наблюдает в мире взрослых. В сюжетной игре малыш создает воображаемые ситуации и действует в них, переносит свойства одних предметов на другие. Сюжетная игра – это особый вид предметной деятельности, когда дети по-новому осознают мир предметов и человеческих отношений. В сюжетной игре они стремятся вступить в действенные связи не только с доступными им вещами, но и с теми, которыми владеет взрослый, стараясь быть похожими на него. Для сюжетной игры необходимы две предпосылки.



 Первая – разнообразные впечатления. Малыш, ограниченный тесными рамками кроватки или манежа, не знающий назначения и названия простых вещей из повседневной жизни, лишается самой основы для ее воссоздания в воображаемой ситуации. А ведь любая фантазия, как бы далеко она ни увлекала человека от реальности, всегда строится на элементах действительности. Наблюдения и эксперименты показывают, что дети, растущие в домах ребенка и лишенные возможности прикоснуться к жизни взрослых, вплоть до школьных лет не знают, откуда берется еда и одежда, как выглядит кухня, как работает магазин или стройка, что такое холодильник или сервиз, представляют картошку только в виде пюре и не знают, как сделать чай сладким. В этом кроется одна из причин того, что дети, воспитывающиеся в таких учреждениях, почти не умеют играть. Ребенку, обделенному знаниями и впечатлениями жизни, не из чего черпать материал для фантазии. Вторая предпосылка – это умение ребенка подражать действиям взрослого. Умение и желание действовать как взрослый возникает только тогда, когда у малыша сформирована потребность в общении с ним, готовность быть на него похожим.



 Итак, игровые действия в сюжетной игре отражают реальные предметные действия. А есть ли различия между такими действиями? Да, есть, и очень существенные. Приведем пример.



 Двухлетний ребенок сидит за столом и обедает. Он, пусть с трудом и потерями, старается держать ложку таким образом, чтобы ее содержимое не выливалось в тарелку или на стол. Его задача – правильно выполнить действие и съесть то, что находится в тарелке. Но вот перед нами другая ситуация. Малыш сидит за тем же столом, но теперь перед ним – кукла и игрушечная посуда. Ребенок сознает, что в этой посуде нет настоящей пищи и кормление куклы носит условный характер. Его занимает процесс кормления, а действие ложкой не требует тщательного исполнения, здесь достаточно беглого движения руки, чтобы «накормить» куклу. В этой ситуации неважно, держит ли ребенок в руке ложку, – он может поднести к лицу куклы пустую ладошку или палочку, и игра будет продолжаться. В игровом действии он манипулирует значениями вещей и овладевает общим рисунком их употребления в ситуациях, не связанных с прагматическими целями. Смысл игры при этом концентрируется на самом действии с предметами.



 Как развивается сюжетная игра в раннем возрасте? В начале 2-го года жизни ребенок использует игрушку так же, как и любой другой предмет, которым можно манипулировать: малыш перекладывает ее с места на место, стучит ею, засовывает в различные емкости, познает с помощью действий ее физические свойства. Постепенно на протяжении года дети усваивают игровое назначение предметов: кормят куклу, укладывают ее спать, моют посуду – словом, отражают в игре некоторые жизненные явления.



 Со временем дети переносят действия с одного предмета на другой, похожий на него. Например, если годовалый малыш укладывает спать только ту куклу, которую убаюкивала мама, то в полтора года он начинает укачивать и медведя, и собачку, которые есть в его игровом уголке. Перед нами пока еще очень простые, но уже обобщенные действия, в которых малыш выступает в роли мамы, хотя еще и не осознает этого. Это так называемая «роль в действии», полное осознание которой произойдет позднее, уже в дошкольном периоде. На 2-м году жизни ребенок может кормить куклу из любого прибора, находящегося на столе, но наделить свойствами отсутствующего предмета какой-либо другой предмет еще не может. Если, к примеру, вы попросите 2-летнего малыша дать кукле конфетку, которой нет на столе, он, скорее всего, ответит, что конфетки здесь нет, в то время как 3-летний ребенок сразу же отыщет кубик или шарик и без раздумий скажет: «Вот конфетка, возьми». Таким образом, на 2-м году жизни воображаемая ситуация, которую создает путем подбора игрушек взрослый, только начинает зарождаться.



 Что еще отличает игру ребенка 2-го года жизни? Расставьте перед ним атрибуты игры в кормление и уход за куклой и понаблюдайте, что будет. Скорее всего, вы увидите беспорядочные и разрозненные действия: малыш будет подносить ко рту куклы ложку, чашку, а увидев расческу, вдруг прервет кормление куклы и причешет ее; возьмет кастрюльку и начнет складывать в нее все, что попадется под руку; вспомнив про куклу, снова примется причесывать. И так до бесконечности. Словом, элементы игры здесь переплетаются с манипуляциями, одно действие не следует из другого. Они не доводятся до конца. Это происходит потому, что 2-летний ребенок еще не способен выстроить логическую цепочку жизненной ситуации, с которой в реальной действительности справляется с помощью взрослого.



 Постепенно в игру включается все больше предметов, действия с ними становятся все более свободными, целенаправленными, увлекательными и… последовательными. И тут происходит еще одно кардинальное изменение игры. Для того чтобы кормить куклу, ребенку нужна пища. При мытье посуды – вода, а для стирки белья – мыло. И тогда у него впервые возникает потребность заменить недостающие предметы и действия воображаемыми. Это бывает на 3-м году жизни. Ребенок начинает использовать один предмет вместо другого, отсутствующего, или же обозначать его словом. Как правило, недостающие предметы замещаются полифункциональными игрушками: кубиками, шариками, палочками.



 Давайте посмотрим на фрагмент игры ребенка 3-го года жизни. За столиком сидит Света, которой исполнилось 2 года и 4 месяца. Радостно оглядев игрушки, она взяла зубную щетку и принялась что-то искать, перебирая предметы и спрашивая себя: «Где же зубная паста?» Наконец она выбрала из множества игрушек плоскую пластмассовую деталь от конструктора и удовлетворенно произнесла: «Вот она». Аккуратно «выжимая» из нее на щетку «зубную пасту», стала старательно чистить кукле зубы. Затем взяла нож и начала намазывать что-то на деревянный шарик. На вопрос взрослого, что она делает, Света ответила: «Масло намазываю на хлебушек, она хочет кушать». Вслед за этим девочка принялась бить ложкой по «яичку» (другому шарику) и кормить куклу. Насадив на палочку вершину от пирамидки, девочка протянула ее кукле: «На, ешь сосиску». Решив, что в таком виде есть сосиску трудно, Света «перерезала» ее ножиком, подула на нее и снова принялась кормить куклу. Собрав посуду, Света поморщилась и обратилась к бабушке: «Мыть посуду надо, грязная посуда, а где раковина?» Не получив ответа, девочка поставила посуду на маленький стульчик и стала ладошкой мыть тарелки, точно имитируя действия бабушки и матери.



 На первый взгляд описанный эпизод довольно прост, но в нем содержатся все основные элементы игры, характерной для этого возраста. Прежде всего, девочка увлечена своим занятием, без чего игра вообще не может существовать. В ее действиях прослеживается определенная логика, ни одно из них не повторяет предыдущего, игра динамична. И наконец, малышка многократно использует достаточно сложные замещения, обыгрывая их каждый раз по-новому.



 К концу раннего возраста ребенок в игре непременно прибегает к замещениям. Малыш, открывший для себя возможность их использования, легко ориентируется в игровой обстановке, находит в ней все, что ему требуется для сюжета. Дети свободно меняют функции предметов, иногда даже не обращая внимания на их сходство с замещаемым объектом. При этом один и тот же предмет может выполнять сразу несколько функций. Такая гибкость замещений дает ребенку возможность довольно долго развивать сюжет даже с небольшим набором игрушек.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Долгое время считалось, что ребенок начинает играть сам по себе и вмешательство взрослых здесь не требуется. Оказалось, что это далеко не так, – очень часто мы встречаем детей, не умеющих играть. Родители и воспитатели жалуются на то, что игрушки быстро надоедают малышам, они не знают, чем себя занять.



 Психологические исследования показали, что игровая деятельность не возникает стихийно, а складывается под руководством взрослых, в совместной игре с ними. Так, ребенок учится замещать один предмет другим или обозначать его словом, называть себя именем какого-либо персонажа и изображать его только после показа взрослого. И первоначально мотивы игры зарождаются у малыша не сами по себе – их опять-таки предлагает взрослый, который создает и обстановку игры.



 С чего нужно начинать учить ребенка играть? Прежде всего заинтересуйте малыша игрой. Разыграйте перед ним небольшое представление: кормление или купание куклы, прогулку с ней, катание ее на машине. Можно инсценировать любимый ребенком стишок или сказку. Ни в коем случае игра не должна превратиться в занятие. Недостаточно просто показать ребенку набор игровых действий и надеяться, что он сразу же сможет играть. Чтобы увлечь его, вы должны быть увлечены сами. Ведь малыш подражает не только действиям взрослого, но и заражается его эмоциональным состоянием, а игра – это прежде всего удовольствие. Показывайте, что вам очень нравится играть. Лишь на первый взгляд кажется, что играть – просто. В игре необходимо творчество всех ее участников, в том числе и ваше.



 Постарайтесь подключить ребенка к своей игре. Он не сразу сумеет играть самостоятельно. Как и во всяком новом деле, ему требуется соучастие взрослого, его поддержка и поощрение.



 Иногда у малыша возникают проблемы. Например, ему бывает трудно взять ложку или чашку и поднести их ко рту куклы. Помогите ему: мягко возьмите его руку в свою и выполните это действие вместе. Как правило, достаточно бывает одного-двух показов, чтобы ребенок добился успеха.



 Для первых игр нужно использовать игрушки, имеющие сходство с настоящими предметами. Не следует сразу же вводить сюжет с новой игрушкой. Маленькому прежде всего необходимо освоить ее: повертеть, постучать ею, даже попробовать «на вкус». Такое изучение предмета – естественная потребность малыша. После того как его исследовательское любопытство будет удовлетворено, можно показать ребенку новый способ действия с предметом. Начинать игру лучше всего с любимой игрушкой малыша, с той, к которой у него возникло особое чувство. Кукле, собачке или лисичке можно дать имя и спросить ребенка, нравится ли оно ему. Игрушки, которые будут участвовать в представлении, должны иметь свою индивидуальность: они могут быть веселыми, капризными, засонями…



 Наблюдения показывают, что малыши, умеющие воспроизводить некоторые игровые действия, надолго «застревают» на них: десятки раз подряд однотипно кормят куклу или однообразно помешивают ложкой в кастрюльке. На раннем этапе игры это неизбежно: ребенок отрабатывает ее схемы, игра для него не только увлекательное занятие, но и труд. Бесконечное повторение одних и тех же действий характерно для всего поведения ребенка раннего возраста. Однако, если ребенок без конца повторяется в течение нескольких недель, придите к нему на выручку. Спросите малыша, что ест его кукла, помогите найти ответ, предложите покормить чем-нибудь еще, поговорите с ней от лица ребенка, ответьте за нее.



 Одна из причин, по которой ребенок задерживается на стадии манипуляции игрушками, заключается в том, что игру нужно планировать, а он этого делать еще не умеет. Игровое действие, несмотря на внешнюю простоту, имеет свои сложности. В отличие от реального действия оно не регулируется результатом. Так, ребенок перестает есть, когда чувствует насыщение или когда на тарелке ничего не осталось. Игра же нацелена не на результат, а на процесс. Определить же, когда нужно перейти к следующему игровому действию, ребенку 2–3 лет бывает трудно: ему ничто не сигнализирует о том, что кормление куклы пора прекратить. Вот он и подносит без конца ложку к ее рту.



 Для того чтобы игра ребенка раннего возраста была полноценной, нужны не отдельные игровые действия, а их последовательность. С самого начала закладывайте в игру элементы планирования, схемы переходов от одного действия к другому. На первых этапах обучения игре такие схемы могут быть двухчленными. Например, разыгрывая перед ребенком сценку кормления куклы, вы предварительно готовите для нее еду, а затем уже кормите ее, объясняя попутно смысл и последовательность своих действий. Вы говорите: «Машенька наша хочет есть. Давай мы сначала сварим кашку, а потом ее покормим. Где у нас кастрюлька?» Взрослый с помощью ребенка варит кашку и сообщает: «Все, сварили кашку. Кушай, Машенька». Так на глазах у малыша в игре связываются два действия, одно из которых обслуживает другое.



 Аналогично, вместо того чтобы малыш бесцельно складывал кубики, можно вместе с ним составить из них кроватку и положить в нее куклу спать или привезти в машине «кирпичи», построить дом и поселить в нем петушка. Во время таких совместных игр ребенок учится выполнять одно действие ради другого, удерживать в памяти цель игры. При этом обозначайте словами окончание одного действия и начало другого.



 Скажем, так: «Мы с тобой уже одели куклу, а теперь пойдем с ней гулять». Или ненавязчиво поинтересуйтесь у малыша, что он сам хочет сделать дальше. Это поможет ему действовать более целенаправленно. В дальнейшем он сам будет обозначать цель и результат своего действия. Постепенно некоторые игровые действия могут сворачиваться и фиксироваться ребенком в форме таких, например, высказываний: «Уже поела», «Уже погуляла».



 Мы говорили, что первое время лучше играть с игрушками, которые имеют внешнее сходство с реальными вещами. Такая игра может продолжаться примерно до 1 года 7–8 месяцев. В этот период у ребенка начинает постепенно складываться новая форма мышления – наглядно-образная, которая позволяет ему отвлекаться от наглядной ситуации и замещать отсутствующие предметы другими, не столь похожими на них. Однако и здесь ребенку необходима помощь взрослого. Постепенно вводите в игру предметы-заместители. Например, сделайте вид, что вам понадобился какой-нибудь предмет, которого нет в данный момент. Например, во время приготовления еды, а затем и кормления куклы вы говорите: «Ляля сказала, что она хочет печенья. Где же оно?» Вы озабоченно перебираете предметы, привлекая к поиску ребенка. Сначала он не поймет, в чем дело, но будет внимательно следить за вашими действиями. Наконец, вы весело берете со стола плоскую деталь из конструктора и говорите: «Вот нашлось печенье, вкусное, сладкое. На, ляля, ешь печенье» – и кормите куклу. Как правило, дети удивляются и радуются такому открытию, сразу же пытаясь повторить ваше действие.



 Поначалу такие замещения будут иметь характер подражаний: малыш будет прибегать только к тем замещениям, которые использовали вы. В другой ситуации он не всегда сумеет найти подходящий предмет и понадобится, чтобы вы направили его поиски. Но понемножку инициатива будет переходить к самому ребенку, и на 3-м году жизни он сможет самостоятельно и творчески играть. Старайтесь стимулировать речь малыша, разговаривая с куклами и обращаясь к нему, радуйтесь вашим совместным находкам. Не навязывайте ребенку своих действий, не ругайте за непонятливость или неловкость. Если малыш не понимает смысла замещения, не настаивайте на нем. Переждите несколько дней и предложите игру снова. Ребенок должен внутренне созреть для этой сложной деятельности.



 Постепенно вам нужно ограничивать свою активность, уступая ребенку первенство в игре. Спустя некоторое время он уже не будет нуждаться в вашем непременном участии. И все же присутствие взрослого, его внимание еще долго будут необходимы ребенку, потому что он не всегда сам может оценить достигнутое.



 Открывая ребенку увлекательный мир игры и помня о том, что она должна доставлять малышу прежде всего удовольствие, родители могут вводить в нее элементы дидактики, позволяющие развивать детское мышление, восприятие и память. Особенно благотворны в этом отношении игры, в которых ребенок осваивает различные формы, размеры, цвета и соотношения предметов. Например, берут большую и маленькую куклы. Их кормят из посуды разных размеров, укладывают спать на большой и маленькой кроватках, обыгрывают забавные ситуации, когда, скажем, шапочку маленькой куклы «по ошибке» надевают на голову большой. Постепенно малыш усвоит понятие «большой» и «маленький», научится сравнивать предметы по величине. Дома такая игра может разворачиваться на кухне, где мама готовит еду для семьи, а малыш рядом с ней – для своих кукол и зверей. Игра в «большое» и «маленькое» на некоторое время может стать увлечением ребенка.



 Точно так же дети осваивают и понятие цвета. В раннем возрасте они различают красный, синий, желтый, зеленый, черный и белый цвета. Разложив на столе кукольную одежду разного цвета, скажите от лица куклы, что она сегодня хочет надеть красное платьице и красные туфельки. Вместе с ребенком найдите эти предметы, наденьте их на куклу, повторяя название цвета. Набор цветов постепенно расширяйте. Важно только не перегружать память малыша слишком большим объемом информации и не вводить одновременно несколько новых понятий. Если ребенок не сразу запоминает их, не нужно ругать его, заставлять принимать правильное решение. Каждый малыш развивается своим индивидуальным путем и рано или поздно научится всему. А порицания или оскорбления могут надолго отбить у него охоту играть. Если вы чувствуете, что ребенок еще не готов к усвоению нового, не огорчайтесь, не требуйте от него невозможного. Попробуйте поиграть в ту же игру через неделю, месяц, за это время малыш может «созреть» для нее и легко понять то, что вы упорно и безнадежно пытались в него вложить.



 Иногда родители огорчаются и сердятся из-за того, что дети неверно называют цвета. Не тревожьтесь и не сердитесь. В раннем возрасте существует расхождение между узнаванием цвета и названием его. Адекватное обозначение цвета словом возникает позднее. Поэтому исправляйте ошибку ребенка, но не требуйте от него слишком многого.



 Уже с 1 года в игру можно вводить элементы конструирования, развивающие наглядно-образное мышление, восприятие, умение соотносить формы предметов. Очень полезны в этом отношении наборы строительных материалов. После того как ребенок вдоволь наиграется с ними доступными для него способами, предложите ему построить домик из кубиков для собачки, машинку, стол, стулья для кукол и пригласить их в гости. Ваша фантазия подскажет вам разные сюжетные ходы в этом направлении. Не следует строить громоздкие сооружения, во время такого строительства ребенок может потерять цель игры или утомиться. Для начала можно использовать 2–3 элемента конструктора, например кубик и параллелепипед, позднее добавить к ним призму. Естественно, ребенку не нужно знать научные названия этих предметов. Пусть он называет их по аналогии с теми предметами, которые ему знакомы: кубик, кирпичик, крыша.



 К концу раннего возраста в игру можно вводить элементы ролевого поведения. Это означает, что ребенок, выполняя те или иные действия, воображает себя кем-то отличным от самого себя: мамой, папой, врачом и т. п. Расцвет ролевой игры приходится на дошкольный возраст. Но уже на 3-м году жизни малыша можно постепенно подводить к осознанию некоторых ролевых позиций. Например, наблюдая за игрой ребенка, вы можете сказать: «Машенька, ты, как мама, кормишь свою дочку». Эти простые слова помогут девочке по-новому взглянуть на то, что она делает.


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

DF