Архивы за 28.01.2012

 В конце 1-го – начале 2-го года ребенок осваивает самостоятельную ходьбу. Некоторые детишки, умея ходить, после года продолжают и ползать, а подчас передвижение на четвереньках предпочитают ходьбе. Способы ползания совершенствуются и варьируются. Однако в каждом из них присутствуют следующие компоненты: выпрямление головы, шеи, спины и рук; одновременный поворот в противоположные стороны туловища и плеч, туловища и таза; дифференцированные движения плеч и рук, туловища, ног и таза. Эти компоненты ползания уже были частично освоены ребенком на 1-м году жизни, в дальнейшем они совершенствуются и объединяются в новые двигательные навыки.



 Некоторое время малыш продолжает ходить «боком». Ребенок 12–15 месяцев при ходьбе может не держаться за опору, но он еще не способен из такого положения повернуться назад, чтобы достать игрушку. Это станет возможным только к полутора годам.



 В вертикальном положении малыш не в состоянии полностью выпрямить бедра, из-за чего он стоит «животом вперед», а ноги его несколько развернуты.



 Когда малышу 1,5 года, он начинает передвигаться по-новому – согнув руки в локтях и прижав их к туловищу. По мере того как все больше дифференцируются движения рук и плечевого пояса, формируются согласованные (реципрокные) движения рук при ходьбе: правая рука делает движение вперед одновременно с левой ногой, и наоборот.



 Возрастание устойчивости туловища в вертикальном положении способствует развитию движений ног. Бедра и колени свободно разгибаются, в стопах формируется подошвенное сгибание (опускание передней части стопы вниз), благодаря чему появляется пяточно-пальцевая форма шага с первоначальной опорой на пятку, потом на пальцы – так называемый перекат.



 С полутора лет малыш начинает легко вставать без поддержки из положения на животе и на спине. Затем он постепенно осваивает различные комбинированные движения. Например, учится подниматься вверх и спускаться вниз по ступенькам.



 Способ ходьбы становится более совершенным: ноги он уже не разводит широко, руки опущены вдоль туловища, а не отведены в стороны, как это было на начальном этапе овладения ходьбой. В конце 2-го года ребенок уже способен идти назад, пытается бегать. Такое поступательное развитие моторики становится возможным благодаря совершенствованию функции равновесия.



 Формируется равномерный ритм шага. При ходьбе ребенок уже не поднимает высоко колени, как он делал в начале 2-го года жизни. Малыш еще может падать, но главным образом из-за недостаточно развитой зрительно-ножной координации при наталкивании на предметы. Однако падения, связанные с потерей равновесия, случаются все реже. К концу 2-го года жизни малыш уже бегает и прыгает, отрывая от земли обе ноги одновременно.



 Держась за руку взрослого, он поднимается по ступенькам. Но малыш пока не способен к координированным попеременным движениям ног (к реципрокности). Поэтому 2-летний ребенок сначала ставит одну ногу на ступеньку, затем приставляет к ней другую. Несколько позже он будет использовать этот же способ во время спуска с лестницы.



Играя, ребенок 2-го года жизни легко меняет различные способы движения: он может встать на колени или на одно колено, лечь на пол. Он по-прежнему предпочитает пользоваться одной рукой, однако вторая рука, которая раньше лишь пассивно удерживала предмет, начинает активно действовать. Например, малыш может держать чашку двумя руками.



 В возрасте от полутора до 2 лет продолжают совершенствоваться ручные действия, требующие супинации предплечья, и ребенок научается поворачивать ручку двери, высыпать предметы из ящиков.



 Развитие координированного произвольного разгибания пальцев и активное использование большого пальца составляют основу для совершенствования манипулятивной деятельности. Ребенок в этом возрасте уже может построить башню из 3–4 кубиков, взять и поднять одной рукой 2 маленьких предмета, бросать и перекладывать игрушки.



 Постепенно начинают формироваться управляемые с помощью зрения действия с карандашом – малыш старательно копирует вертикальные линии. Такое действие требует перевода перцептивной (лат. perceptio – представление, восприятие) информации в моторное действие, что возможно при достаточно высоком уровне интегративной деятельности головного мозга.



 Благодаря тому, что малыш теперь самостоятельно ходит, он может более активно взаимодействовать с окружающим миром: развивается его способность ориентироваться в пространстве, мышечное чувство становится мерой расстояния, определения пространственного расположения предметов. Малыш теперь комбинирует способы ходьбы, довольно быстро меняет направление движения.



 На 3-м году жизни продолжается дальнейшая дифференциация движений ног, совершенствуется пяточно-пальцевый навык ходьбы. По мере того как этот навык приобретает черты автоматизма, ребенку уже не требуется широко расставлять ноги для сохранения равновесия, и он может использовать достаточно узкую «базу» для шага. Это, в свою очередь, ведет к улучшению координации движений при ходьбе. Однако малыш пока испытывает некоторые затруднения при быстрых поворотах тела, потому что его вес еще неравномерно распределяется на различные отделы стоп. Вместе с тем ребенок уже сохраняет устойчивость при переносе веса тела с одной ноги на другую, благодаря чему подъем и спуск с лестницы становятся все более совершенными. Равновесие развивается, и ребенок поначалу недолго может стоять на одной ноге. Пройдет совсем немного времени – и вот он уже способен бить ногой по мячу, даже если ему предварительно и не показывали этого движения.



 Умение перемещать центр тяжести и сохранять при этом устойчивость дает ребенку возможность освоить новый способ движения – перешагивание через низкие предметы.



 Развитие подвижности и равновесия создает основу для совершенствования бега. Ближе к 3 годам ребенку все больше и больше нравятся игры, где нужно быстро убегать от преследователя, оглядываться на него и увертываться от его рук. Но малыш еще не может спрыгивать со ступенек, так как у него пока не сформировалась двусторонняя координация движений ног, когда обе ноги должны выполнять одновременно одно и то же движение. Ребенок этого возраста может прыгать, только держась за перила и выбрасывая одну ногу вперед.



 Одновременно с совершенствованием движений в возрасте 2,5 года – 3 лет продолжается развитие начальных представлений о величине, форме и расположении предметов в пространстве. Ребенок начинает подбирать предметы по образцу, составлять пирамидки, строить башни из 6–7 кубиков, а также располагать кубики в ряд в горизонтальной плоскости (построение поезда, забора и т. д.), пытается сложить бумагу по вертикали, для чего требуются хорошо координированные двусторонние движения.



 Развивается и манипулирование мелкими предметами. Так, ребенок сначала неловко, а потом свободно переворачивает страницы книги, вкладывает мелкие предметы в маленькие отверстия. По-иному теперь малыш берет карандаш – не ладонью, как раньше, а кончиками пальцев. Такой способ захвата карандаша облегчает произвольные движения в лучезапястном суставе. В возрасте от 2,5 года до 3 лет ребенок уже довольно свободно воспроизводит по подражанию вертикальные и горизонтальные линии.



 С развитием дифференцируемых и контролируемых движений в лучезапястном суставе ребенок получает возможность одновременно действовать обеими руками, но по-разному. Например, когда малыш рвет бумагу, одна его рука тянет лист по направлению к телу, а другая то же делает в противоположную сторону. Однако процесс одновременного движения рук в разные стороны в этом возрасте еще недостаточно совершенен.



 Увеличение силы мышц пальцев позволяет ребенку пользоваться в игре прищепками для белья. Малыш уже способен резать бумагу ножницами, если ему помочь надеть ножницы на пальцы.



 В 2,5 года ребенок в состоянии приспосабливать двигательные навыки к различным условиям. Это можно наблюдать, когда он, играя, ходит на цыпочках, переступает одновременно через 2 предмета на полу, идет по узкой доске, положенной на пол, ставя одну ногу на доску, а другую на пол. При спуске с лестницы он попеременно выносит вперед то одну, то другую ногу и спускается довольно легко, держась за перила.



 К концу 3-го года жизни координация движений у ребенка уже достаточно развита. Это проявляется как в совершенствовании ходьбы, так и в других видах деятельности. Например, малыш может лазать по шведской лестнице, кататься на маленьком трехколесном велосипеде. Он уже может произвольно начать и прекратить движение, обойти препятствие, резко повернуться, чтобы обежать какой-нибудь предмет. При ходьбе вверх по лестнице он ставит ноги попеременно на каждую ступеньку и сохраняет равновесие, не держась за перила. Однако если он спускается по лестнице без поддержки, то идет приставным шагом.



 Во время игры 3-летний ребенок все еще пользуется преимущественно одной рукой (ведущей), наиболее часто – правой. Большинство действий он начинает одной рукой, а другую использует для поддержки предметов, которыми манипулирует.



 К концу 3-го года жизни формируется правильный захват карандаша: он удерживается между большим и указательным пальцами, опирается стороной на средний палец. Благодаря все более свободным движениям в лучезапястном суставе ребенок может чертить карандашом не только вертикальные и горизонтальные линии, но и круги. Он начинает с удовольствием раскрашивать картинки, но при этом его штрихи еще беспорядочны, и он нечетко соотносит их с формой раскрашиваемого объекта.



 В 3 года малыш осваивает достаточно тонкое манипулирование предметами: он может нанизывать бусы, застегивать «молнию» на одежде, делает попытки расстегивать пуговицы, вынимать шнурки из обуви, завязывать бант. Кроме этих, довольно сложных манипулятивных действий малыш начинает овладевать навыками одевания и раздевания.



 Таким образом, благодаря интенсивному развитию двигательных функций ребенок к 3 годам уже владеет способами употребления многих предметов, а также начальными навыками самообслуживания.



 Нормальное развитие моторики имеет важное значение для становления психических функций, формирования игровой деятельности и речи.



 При поражении центральной нервной системы развитие моторики у малыша нарушено. В зависимости от характера и тяжести болезни двигательные аномалии проявляются различно как по степени выраженности, так и по специфике нарушений.



 У детей с легкими остаточными признаками поражения центральной нервной системы и при так называемой минимальной мозговой дисфункции может запаздывать формирование более тонких и дифференцированных движений. Например, пяточно-пальцевой схемы ходьбы. Малыш продолжает ходить, большей частью опираясь на пальцы стоп. При нарушениях равновесия ребенок передвигается на широко расставленных ногах с преимущественной опорой на внутренние края стоп. Координированные движения рук и ног в этих случаях развиты недостаточно.



 Отставание в развитии моторики выражается и в том, что малыш способен прыгать только с поддержкой и часто с выбрасыванием одной ноги вперед. При более значительном отставании в моторном развитии ребенок не прыгает вовсе.



 Детям с легкими отклонениями в развитии моторики может быть недоступным лишь произвольное изменение скорости, силы и направления движений.



 При тяжелом поражении центральной нервной системы, и, в частности, при детском церебральном параличе, ребенок к 3 годам может не ходить вообще или передвигаться приставным шагом, держась за руку взрослого.



 Поражение центральной нервной системы, даже минимальное, приводит к отставанию в развитии функциональной активности рук. Эти нарушения очень разнообразны, но во всех случаях малыш затрудняется выполнять тонкие движения пальцами рук, изолированные друг от друга движения руками, попеременные движения ладонями вверх и вниз, сгибание и разгибание кистей, сжимание и разжимание пальцев, движения руками с дозированным усилием и заданной амплитудой.



 Кроме того, могут наблюдаться различные непроизвольные движения. Это, в частности, гиперкинез (резкие насильственные движения) или тремор (дрожание рук). Такие движения обычно усиливаются по мере приближения руки к цели, например ко рту во время еды. Могут возникать навязчивые движения рук: ребенок сжимает их, потирает, кусает и т. д. Во всех таких случаях малыша обязательно нужно показать психоневрологу.



 Родителей порой беспокоят разного рода стереотипные движения, а также пароксизмальные проявления во время сна. Это монотонные ритмические раскачивания во сне на четвереньках. Они чаще всего наблюдаются у детей, лишенных положительных эмоций в достаточном количестве. Такие дети, как правило, воспитываются с самого раннего возраста в домах ребенка, а потом в детских домах. Стереотипные движения часто наблюдаются у детей с олигофренией, эпилепсией и другими неврологическими заболеваниями.



 Однако качания во сне встречаются и у детей, живущих в благополучных семьях, в которых родители уделяют много внимания своему ребенку. Часто эти ребятишки отличаются повышенной нервной возбудимостью – невропатией.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Пожалуй, одной из самых отличительных особенностей психики маленького ребенка является ситуативность. Это не означает, что психическая жизнь малыша включается и выключается, подобно электрическому прибору. Она проявляет себя постоянно. Ситуативность определяется тем, что основной интерес ребенка в этом возрасте сосредоточен на том, что расположено в его поле зрения, что предоставляет ему та или иная наглядная ситуация. Все, что находится за пределами восприятия ребенка, не представляет для него интереса. Каждый предмет оказывается как бы аффективно заряженным (лат. affectus – душевное волнение, страсть), побуждая его действовать. Окружающие вещи как будто притягивают к себе ребенка. Он просто не может не открывать, не переворачивать или не бросать их. У годовалого малыша пока еще нет способности оперировать представлениями без опоры на окружающие вещи. Такая способность формируется постепенно на протяжении раннего возраста. Поэтому столь велика в его жизни роль предметов. Лишая его возможности действовать с ними, мы отбираем у ребенка возможность мыслить, а значит, и полноценно жить.



 Связанность ребенка наличной ситуацией накладывает отпечаток на все виды его деятельности, на все психические процессы. Так, память малыша функционирует преимущественно в форме узнавания и актуализируется в момент появления предмета или его исчезновения; мышление разворачивается как наглядно-действенное, проявляющееся в данной ситуации; познание окружающего мира осуществляется путем практических действий с предметами. Эмоции малыша также чаще и ярче выражаются в момент восприятия окружающего. Известно, что ребенка в этом возрасте легко успокоить: достаточно лишь привлечь его внимание к какому-либо предмету – и тот сразу же завладеет всем его существом. Выполнение того или иного практического действия с предметом зависит от того, насколько хорошо ребенок видит его. Предложите 2-летнему малышу сесть на стульчик, находящийся за его спиной, и вы увидите, как непросто ему справиться с этой задачей: ему необходимо держаться за него или прогибаться таким образом, чтобы видеть, куда он садится.



 Господство наглядной ситуации часто сказывается на выполнении инструкции взрослого. В опытах известного психолога А. Р. Лурии перед ребенком раннего возраста размещали игрушки, и взрослый просил его «взять рыбку», которая была расположена либо дальше других предметов, либо была менее яркой, чем они. Ребенок сразу же смотрел на нужную игрушку, тянулся к ней, но по пути встречалась другая, и он брал ее, а не ту, которую просил взрослый. Непосредственное, более сильное воздействие объектов легко нарушает выполнение заданий. Попросите ребенка принести какой-нибудь предмет, находящийся в поле его зрения, но достаточно далеко. Он охотно отправится за ним, но по дороге, скорее всего, увлечется чем-то другим и забудет о вашем поручении. Не следует обижаться на малыша за то, что он не выполнил вашей просьбы: его психика устроена таким образом, что он не всегда может «удержать» инструкцию взрослого, его внимание неустойчиво и легко отвлекается.



 Еще одна характерная черта психики ребенка раннего возраста – особая эмоциональность его восприятия. Мы уже говорили, что вещи притягивают, подчиняют себе малыша. Эмоциональность восприятия свойственна и нам, взрослым, но мы умеем отвлекаться от нее, волевым усилием подавлять свои чувства. Не так у ребенка. Своеобразие восприятия маленьких детей заключено в его страстности. Как радостно бросается ребенок к новому для него предмету или включается в уже известную, но интересную игру. Он оживленно перебирает игрушки, восторженно восклицает, разглядывая их, настойчиво показывает их взрослому, стремясь разделить с ним свое удовольствие. Расставание с любимой игрушкой также вызывает взрыв чувств. Импульсивность, неустойчивость настроений, заражаемость эмоциями – эти качества детей отмечают многие исследователи раннего возраста.



 Единство эмоционального и действенного отношения к непосредственно воспринимаемому миру – вот, пожалуй, главная особенность ребенка раннего возраста. Сказанное, конечно, не означает, что малыш никак не изменяется на протяжении этого периода. Он проходит огромный путь развития, на котором постепенно освобождается от «плена» наглядной ситуации. У него формируется система представлений, регулирующих его практическую деятельность, зарождается символическое мышление, позволяющее действовать по воображаемому плану. Он овладевает системой принятых в его культурном окружении сенсорных эталонов (имеется в виду формирование представлений о форме, цвете предметов, умение сравнивать и соотносить их, развитие фонематического слуха), познает себя как субъекта своей деятельности. Происходит постепенное высвобождение памяти от опоры на восприятие (например, на 3-м году жизни ребенок охотно делится со взрослыми своими воспоминаниями о каких-либо событиях; воспроизводит по образу действия, усвоенные ранее; гораздо чаще, чем прежде, выполняет словесную инструкцию). Все более произвольным становится и внимание ребенка: он может долго и сосредоточенно собирать пирамидку или разглядывать картинки в книжке, слушать рассказ взрослого. Все эти изменения происходят в процессе общения со взрослыми и сверстниками, а также в ходе индивидуальной деятельности малыша.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Ребенок раннего возраста – живое и непоседливое существо. Он стремится все потрогать, попробовать на вкус, повертеть в руках – словом, исследовать. Любознательность – одна из существенных характеристик малыша. Из работ психологов, педагогов, медиков известно, что отсутствие любознательности, интереса к окружающему миру – тревожный признак, свидетельствующий о неблагополучии в развитии ребенка, его болезненном состоянии или плохом контакте с людьми.



 По данным американского психолога Б. Уайта, высокий процент «поведения без задачи», то есть проведения времени в бездействии (от 15 до 25 % времени бодрствования), говорит о плохом развитии ребенка. Такая вялость, пассивность отличает детей, растущих в дефиците контактов со взрослыми. В свою очередь, равнодушие к окружающему миру влияет на содержание взаимодействия ребенка с другими людьми, обедняет его и затрудняет его налаживание предметного сотрудничества.



 Что интересует детей 2-го и 3-го года жизни в окружающем их мире?



 Ранний возраст – период активного исследования различных свойств предметов, их формы, величины, простых причинно-следственных связей, характера движений предметов и их соотношений.



 Годовалый малыш поражает взрослых неиссякаемым интересом ко всему окружающему. Психологи заметили удивительную привлекательность для маленьких детей самых мелких предметов. Сидя на стульчике, ребенок может необычайно долго разглядывать крошки хлеба или печенья, маленького жучка, ниточку. Он смотрит на них, пытается взять в руку, вертит, перекладывает с места на место, пробует на вкус, кладет на другие предметы. Одно из любимых занятий, которое часто доводит взрослого до изнеможения, – выбрасывание предметов из кровати или манежа и наблюдение за результатом своего действия. Ребенок все время меняет положение предметов, изучает их под разным углом зрения и в разных соотношениях. Одновременно происходит тренировка его моторных способностей, мелких мышечных движений. Малыши могут часами вкладывать и выкладывать предметы из коробки на стол и, наоборот, открывать и закрывать крышки банок, ящики и дверцы шкафов. Вплоть до 3 лет дети используют для изучения предметов один из генетически первых способов ознакомления с ними – через рот (лижут, надкусывают).



 Интересуют детей и крупные вещи, с которыми они пытаются обращаться так, как это делают взрослые. Они обожают включать и выключать телевизор, вертеть шланг пылесоса, раскачивать абажур, разглядывать машины на улице, витрины магазинов. Еще одна страсть детей этого возраста – игры с водой и песком. Пожалуй, нет других таких же подвижных и изменчивых субстанций, как эти. Расходящиеся круги по воде, исчезновение в ней предметов, приятные тактильные ощущения, меняющееся отражение, придание влажному песку любой формы и мгновенное разрушение ее – весь этот калейдоскоп впечатлений буквально завораживает ребенка. Каждое такое изменение для него – открытие.



 Огромное удовольствие доставляют детям игры с мячами. Их можно закатывать в разные углы, подбрасывать вверх, ими интересно перекидываться с кем-либо из взрослых или сверстников, на них можно лечь и плавно покачиваться – в общем, производить массу разнообразных действий.



 Дети любят также играть с игрушками, которые имеют подвижные детали: куклами, у которых части тела можно сгибать и разгибать по своему усмотрению, а одежду снимать и надевать, машинками со свободно вращающимися колесами, открывающимися дверками, поднимающимися кузовами, куда можно складывать различные предметы и возить по комнате.



 И наконец, дети раннего возраста любят все, к чему прикасаются руки взрослых. Неважно, чем они заняты – подметают пол, разговаривают по телефону или варят обед, – ребенок сразу же стремится завладеть привлекательным предметом или присоединиться к их действиям. Оставшись наедине, он начинает воспроизводить увиденное, что подчас выглядит очень комично.



 На 3-м году жизни, как мы уже говорили, дети проявляют повышенный интерес к различного рода постройкам из кубиков, брусочков. Они проводят много времени за строительством башен, крепостей, мостов. Они любят разноцветные мозаики, переставляя их детали с места на место и получая каждый раз новый результат. В этом же возрасте усиливается интерес малышей к разговорам со взрослыми о различных предметах. В таких беседах ребенок получает вербальную информацию об их свойствах. Развивающееся мышление и связанное с ним воображение приводят к тому, что в поведении детей появляются сюжетные игры, отражающие те события, которые ребенок наблюдает в повседневной жизни. Впрочем, об этом мы поговорим отдельно. Сюжетные игры – это особая, сложная и одновременно увлекательная часть детской жизнедеятельности.



 В этом же возрасте возникает интерес детей к книгам. Вначале, на 2-м году жизни, их привлекает только процесс переворачивания страничек. Неважно, что книга лежит на коленях вверх ногами, – интересно то, что можно изменять положение страниц, а иногда, чего греха таить, и вырвать из нее парочку листочков, пока мама не видит. Почти все дети в этом возрасте любят рвать газеты, бумагу. Видимо, и здесь их привлекает возможность быстрого изменения формы и размеров листов.



 Но постепенно, с помощью взрослых, ребенок научается видеть, что книжка – это не только много соединенных вместе листочков. Она оставляет массу более интересных впечатлений – в ней знакомые и незнакомые предметы в ярком изображении, неожиданные сюжеты. Интерес малыша переходит на содержание рисунков, на сопровождающий их текст, который читает взрослый. Зарождается любовь к книге, без которой немыслима человеческая жизнь.



 Так на протяжении 2 лет развивается, совершенствуется, усложняется исследовательская активность ребенка. Любознательность – очень важное и нужное качество, в ценности которого вряд ли кто-либо сомневается. Но как много хлопот и тревог доставляет она родителям, особенно на 2-м году жизни малыша, когда его движения еще так неловки, а знания невелики! Интересуясь всем на свете, он залезает во все углы, опрокидывает банки с вареньем, разливает мамины духи, рвет книги и обои, грызет обувь или бабушкины лекарства. Помимо беспорядка в дом входит беспокойство за безопасность и даже жизнь малыша. Невероятная активность ребенка имеет еще одно неудобство. Он начинает кричать и плакать, если у него что-то отбирают, упрямо рваться в закрытую комнату, где, как он знает, есть интересные вещи.



 Что делать в такой ситуации?



 В отношении капризов из-за невыполненного желания, доходящих иногда до истерик, родители должны соблюдать твердость. Точно так же, как ребенок исследует предметный мир, он устанавливает для себя путем проб границы дозволенного в общении с людьми, пределы своего влияния на взрослого. На самом деле ему не нужна полная свобода и победа. Гораздо важнее для него – гарантия прочных связей и безопасности. Понимая это и не позволяя ребенку стать семейным тираном, взрослые должны мудро, где уступая, а где и настаивая на своем, помогать ему усваивать законы человеческого общежития.



Что же должно быть в детском уголке у ребенка раннего возраста? Вот что рекомендует родителям и воспитателям Б. Уайт. Предложенный им список составлен в соответствии со стремлением детей к обследованию предметов, выполнению с ними простых двигательных действий. Ребенок должен иметь кукольные коляски, игрушки, которые можно возить за собой за веревочку, легковые машины и грузовики, книги с твердыми страницами, мячи разных размеров. У него должны быть куклы и фигурки людей и животных, ведерки, карандаши и бумага, простые мозаики, матрешки и пирамидки, игрушечный телефон, деревянные или пластмассовые панели с отверстиями разной геометрической формы (треугольной, прямоугольной, круглой) с соответствующими фигурками, пустые коробки всех форм и размеров, банки с крышками и другие хозяйственные вещи, вышедшие из употребления, но имеющие привлекательный вид, разноцветные кубики, несложные конструкторы, сюжетные игрушки для разыгрывания ситуации из домашней жизни, музыкальные инструменты, позволяющие изучать и сравнивать различные звуки (ксилофон, губная гармошка, бубен, шарманка и др.). Список можно увеличить по вашему усмотрению.



 Вы познакомились с основными особенностями психики ребенка раннего возраста, с тем, что его интересует в окружающем мире. А теперь поговорим о не менее важной сфере его жизни – общении с другими людьми.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 На протяжении всего раннего возраста взрослый остается центральной фигурой для ребенка. Деловое сотрудничество, сложившееся между ними на 1-м году жизни малыша, составляет основу их взаимодействий вплоть до того времени, когда ребенку исполнится 3 года. Но уже на 1-м году младенцы начинают проявлять интерес и к сверстникам. Если малышей поместить вместе, между ними возникает множество разнообразных контактов. Основные из них направлены на знакомство друг с другом как с интересным объектом: дети разглядывают сверстника, наблюдают за его действиями. Интерес к нему окрашен, как правило, положительными эмоциями. Но иногда они выражают и отрицательное отношение к другому ребенку: плачут, недовольные его близким соседством, раздражаются из-за бесцеремонного обращения сверстника. Это связано с тем, что дети часто не ограничиваются лишь созерцанием ровесника, а стремятся в прямом смысле обследовать его: они ощупывают ребенка, берут его пальчики в рот, дергают его за волосы, одежду – словом, ведут себя с ним так же, как и с игрушкой. Если рядом с ребенком посадить сверстника и положить куклу, то можно увидеть, что малыш обращается с ними практически одинаково: поковыряет глаз у куклы – и попытается проделать то же с соседом, похлопает куклу по голове – и повторит это действие с ребенком, поднимет и опустит ногу куклы – и сразу же попытается поэкспериментировать с живой «игрушкой». Такое обращение со сверстником конечно же не имеет ничего общего с жестокостью, оно связано исключительно с познавательной активностью малыша.



 Вместе с тем в поведении детей этого возраста выделяется группа действий, свидетельствующих о том, что ровесник воспринимается ребенком не только как неодушевленный предмет, но и как человек, которому можно адресовать такие же действия, как и взрослому: улыбнуться, что-то пролепетать, предложить игрушку, обменяться игрушками. Хотя и редко, младенцы стараются привлечь к себе внимание сверстника. Так, ребенок при виде другого малыша иногда начинает лепетать, вскрикивать, совершать какие-нибудь движения: например, раскачиваться, размахивать перед ним игрушкой. Но отвечать на такую инициативу дети обычно не стремятся, хотя они ее и замечают. Ребятишки оказываются малочувствительными к протестам, гневу ровесника, недовольного тем, что с ним обращаются как с игрушкой.



 В первой половине 2-го года жизни такое отношение к сверстнику не меняется, хотя в целом интерес к нему становится все более устойчивым. Дети часто и подолгу могут наблюдать за тем, как играет другой ребенок, как он разговаривает со взрослым. Разглядывают его одежду, внимательно смотрят в глаза, прослеживают направление взгляда.



 Заметный перелом в отношениях между детьми происходит после полутора лет. В этом возрасте идут на убыль действия с ровесником как с неодушевленным предметом, бурно нарастает доля инициативных действий, рассчитанных на то, чтобы заинтересовать собой ровесника. Одновременно малыши становятся более чувствительными к тому, как к ним относятся другие дети: их обращение друг с другом становится более деликатным. К концу 2-го года жизни между ребятишками разворачиваются игры, доставляющие им огромное удовольствие.



 И все же на протяжении первых 2 лет жизни в центре ее находятся взрослый и игрушка. Их появление отвлекает детей друг от друга, меняет направление их желаний.



 Как правило, самые яркие положительные эмоции от общения со сверстниками дети в этом возрасте получают не от совместной игры с предметами, а от совершенно особого, специфического, взаимодействия. Оно расцветает на 3-м году жизни, но начинает складываться уже в конце второго. Вот пример общения малышей двух с половиной лет.



 …В небольшом манеже расположились Ира и Рома. Оба радостно разглядывают друг друга. Ира отвлекается и смотрит по сторонам. Рома внимательно следит за направлением ее взгляда. Затем смотрит ей в лицо, шмыгает носом и выжидательно следит за направлением ее взгляда. Затем смотрит ей в лицо, шмыгает носом и выжидательно заглядывает в глаза девочки. Ира улыбается ему и тоже шмыгает носом. Оба смеются. Ира закрывает лицо руками и напряженно ждет. Рома, смеясь, заглядывает ей в лицо. Ира открывает лицо и с улыбкой начинает раскачиваться перед мальчиком. Рома весело повторяет ее движение, некоторое время дети сидят и качаются. Затем Рома хлопает в ладоши и выжидательно смотрит в глаза Ире. Ира с удовольствием подхватывает его действия – оба, смеясь, хлопают в ладоши. Вдруг Ира вскакивает и тут же весело падает перед мальчиком, смеясь, оглядывается на него. Рома сразу же подражает ей. Дети по очереди падают и встают, весело смеются. Ира радостно визжит, глядя в глаза Роме. Рома тоже визжит. Вдруг останавливаются, замерев, смотрят в глаза друг другу и с визгом одновременно падают. Эта игра повторяется 4 раза подряд.



 На первый взгляд подобное общение бесцельно, оно состоит в основном из беготни, веселых прыжков, кувырканий, возни, забавных движений, имитаций различных звуков, восторженных возгласов и других подобных же действий. К тому же детей бывает трудно успокоить после возбуждения от общения. Но какую радость доставляет эта игра малышам! Так непосредственно, раскованно, эмоционально они не ведут себя ни наедине, ни со взрослыми. Мы очень часто забываем о том, что ребенок – не только социальное, но и природное существо, которому трудно жить в условиях бесконечных правил и запретов. Правила, если взрослые требуют их неукоснительного выполнения, часто служат источником неврозов. Нередко случается, что врач-психотерапевт, анализируя причины невротических заболеваний пациентов, обнаруживает их корни именно в подавлении родителями проявлений непосредственности, эмоциональности, детской самобытности. Известный польский психиатр А. Кемпински объясняет, почему это происходит. Плоскости взаимодействия ребенка со взрослыми и сверстниками, пишет он, находятся на разных уровнях. Плоскость отношений со взрослыми – наклонная, где внизу находится ребенок с его потребностями, желаниями и умениями, а наверху – взрослый, во многом недосягаемый и авторитетный, к которому ребенок тянется, но дотянуться не может. А со сверстниками он общается на плоскости горизонтальной. Перед ним – равное существо, которое часто без слов понимает его состояние, которое так же, как и он, легко освобождается от внешних оков и готово разделить ценное и для него самого стремление к самовыражению, пусть и таким вот специфическим путем. В этом и заключена для ребенка прелесть общения с ровесниками, его важная психотерапевтическая роль.



 Что еще дает ребенку общение со сверстниками, какова та «прибавка», которую он получает в нем по сравнению с общением со взрослым?



 Американский детский врач Б. Спок считает, что общество даже годовалых детей учит ребенка жить в коллективе. Спок утверждает, что степень умения взрослого человека ладить с людьми на работе, в семье и со знакомыми определяется тем, как он умел в детстве ладить с другими детьми. В общении с равными партнерами ребенок приобретает умение постоять за свои права, адаптироваться в человеческом сообществе. Соотечественник Спока социальный психолог Т. Шибутани утверждал, что отсутствие опыта общения ребенка со сверстниками притупляет способность понимания других людей. Психологи установили, что общение маленьких детей – один из источников развития у них познавательной деятельности. В контактах с ровесниками ребенок получает дополнительные впечатления и яркие переживания, проявляет инициативу, обнаруживает и демонстрирует свои способности и силу. Это особенно важно для развития самосознания детей: показывая друг другу свои умения и качества, они сравнивают себя с ровесниками, идентифицируются с ними. Подражание жестами и действиями, демонстрация своих находок и совместное выполнение одних и тех же действий, попеременное наблюдение друг за другом и даже «обследование» физических свойств сверстников – все это свидетельства того, что ровесник в этом возрасте выступает для ребенка своеобразным «зеркальцем», в котором малыш видит отражение своего бытия.



 Итак, на 3-м году жизни возникает особая форма общения детей со сверстниками – эмоционально окрашенная игра. Но все же и к концу раннего возраста новый вид активности пока еще уступает по притягательности общению со взрослым и игре с предметами. Достаточно поместить между детьми игрушку – и радость от непосредственного общения может исчезнуть: предмет, как яблоко раздора, нарушает гармонию отношений, которая сменяется напряжением и борьбой за привлекательный объект. Играть одной игрушкой или уступить ее другому? Решить в этом возрасте очень непросто.



 Так что же делать? С одной стороны, детские контакты полезны для развития, а с другой – они же являются источником конфликтов и могут даже вызвать стойкую неприязнь детей к ровесникам. Как помочь детям увидеть в другом такого же человека, понять его желание, наладить взаимодействие?

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Умение понимать и любить людей – одно из драгоценных качеств, составляющих основу человеческого общения. Нам кажется иногда, что такая способность изначально свойственна ребенку. Однако наблюдения показывают то, что представляется возникающим стихийно, на самом деле уходит корнями в воспитание, которое состоит порой из самых незначительных на первый взгляд мелочей.



 Вы уже убедились, что даже маленькие дети проявляют интерес друг к другу. Но как много времени проходит до той поры, когда они научаются правилам общения, умению ладить, уступать другому, учитывать его интересы. Психологи провели эксперимент с целью узнать, чего ждет дошкольник от своего ровесника, что его больше привлекает в нем – способность другого ребенка играть вместе с ним, умение хорошо рассказывать разные истории или доброе с его стороны, внимательное отношение? Оказалось, что дети предпочитают общаться с теми, кто лучше понимает их, умеет похвалить, оценить их достоинства. Вместе с тем выяснилось, что, желая получить похвалу и вызывать уважение к себе, дети не умеют дарить то же самое своим ровесникам. Во время эксперимента взрослому стоило большого труда помочь детям обнаружить и выразить свое отношение к положительным качествам друг друга. Приученные получать, наши дети плохо умеют отдавать. Видимо, именно на это взрослые должны обращать особое внимание.



 Когда, с какого момента нужно учить детей общаться? Очевидно, тогда, когда появляются первые ростки их интереса друг к другу. Наступает момент, когда взрослый может своим участием «повернуть ребенка» лицом к другому, помочь малышу увидеть в другом ребенке человека.



 Прежде всего постарайтесь поддерживать контакты детей «глаза в глаза». Это один из необходимых компонентов общения. Вспомните, как приятен доброжелательный взгляд собеседника, как много можно выразить глазами. «Разговор» взглядов не менее информативен, чем вербальное общение.



 Психологи установили, что наименее популярны и среди сверстников, и среди взрослых дети, избегающие смотреть в глаза, опускающие взгляд или отворачивающиеся в ответ на взгляд другого. Привлекайте внимание малыша к лицу, глазам другого ребенка, пусть он называет его по имени, ласково поглаживает с вашей помощью – это один из способов установить личностный контакт между детьми. В итоге может возникнуть их положительная направленность друг на друга. Для организации таких контактов не нужно много времени. Вы можете использовать для этого прогулку с друзьями или соседями, у которых есть дети. Выделите несколько минут из своего общения и познакомьте детей друг с другом, помогите им завязать «разговор» на их детском языке.



 Можно организовать совместные игры взрослого с несколькими малышами. Взрослый одобряет их действия, поддерживает положительные эмоции по отношению к сверстникам. В этой ситуации взрослый – центр притяжения, именно в его руках оказываются нити, связывающие маленьких людей. Поскольку наиболее привлекательной для ребенка в этом возрасте является игрушка, которая заслоняет собой другого малыша и нередко служит причиной конфликтов, целесообразно устраивает сеансы «чистого общения», когда игрушки исключаются из детских контактов. Взрослый организует ласковый «разговор» детей, приглашая их полюбоваться друг на друга, или веселые игры в прятки, «Догонялки», «Сороку-ворону», «Ладушки».



 Не следует бояться эмоционально-непосредственных контактов детей. Взрослые часто опасаются их, стараются развести балующихся малышей в разные стороны. Помните, что, общаясь таким образом, дети учатся выражать свои эмоции, сопрягать действия, «договариваться» на языке действий, чувствовать состояние другого. Нужно только, чтобы общались они в присутствии взрослого. Если оказывается, что дети слишком возбуждены и перестали «видеть» друг друга, взрослому нужно мягко перевести их игру в более спокойное русло. Грубое насилие расстроит малышей и даст им образец негативных взаимоотношений с людьми.



 Факт, что игрушки часто служат помехой во взаимодействии детей, не означает, что предметы должны быть полностью исключены из сферы их общения. Если к вам в гости пришли друзья с ребенком, уделите 10–15 минут совместной игре детей. Это можно делать уже в конце 2-го года жизни. Посадите их за столик с игрушками (желательно, чтобы некоторые были в двух-трех экземплярах), присядьте рядом и помогите им играть вместе: по очереди складывать игрушки и ведерки, выкладывать их, кормить куклу, причесывать ее. Хвалите детей, предлагайте им похвалить друг друга, обращайте их внимание на действия партнера, начните вместе с ними строить из кубиков дорожку или башню. Сначала действия детей будут хаотичными, несогласованными, но ваше участие поможет им избежать конфликтов. Затем предоставьте малышам возможность поиграть по отдельности, но рядом. Суть предложенных занятий – установление личностного общения.



 С ребятишками 3-го года жизни, у которых уже сложились некоторые навыки сюжетной игры, можно организовать более сложные совместные игры. Для того чтобы дети не отвлекались и не забывали о приятеле, усадите их друг против друга за столиком с разложенными на нем атрибутами игры. Начинайте игру сами и постарайтесь увлечь детей сюжетом. Предложите им действовать по очереди, помогайте им играть, дополняя действия друг друга, принимая на себя те или иные роли. Рассказывайте малышам о том, что они делают. В дальнейшем игру можно перенести в детский уголок и предоставить детям возможность самим выбрать сюжет и игрушки. Совместные игры формируют у малышей не только желание и умение общаться, но и избирательные привязанности к партнерам, которые лягут в основу будущих дружеских отношений.



 Мы уже говорили об этом, да и все взрослые знают, что дети ссорятся из-за игрушек. Нравится нам это или нет, но дети по своей природе собственники. Прежде чем у них разовьется эмпатия, то есть великодушие, они должны установить для себя пределы безопасности – иными словами, постоянство окружения, в которое входят близкие взрослые, собственное место в доме, отношения с людьми, свои игрушки. Поэтому покушение на игрушку, которую ребенок считает своей, является покушением на его безопасность, на его личностное пространство. Даже взрослые часто не любят делиться чем-то с другими. И в то же время требуют от детей делиться своими игрушками. А ведь для малыша обладание машинкой или куклой то же самое, что для нас – владение, например, телевизором или машиной.



 Взрослым необходимо осознать право ребенка на собственность. Это снимет многие ненужные переживания и заставит задуматься над средствами для решения конфликтов между детьми, вместо того чтобы называть их «жадинами», «плохими мальчиками», «злыми девочками». Лекции о справедливости, угрозы, внушение чувства вины ни к чему хорошему не приводят.



 Задача взрослого состоит в том, чтобы научить ребенка некоторым правилам жизни среди людей, в которые входит умение словами выразить свое желание, выслушать пожелания другого, обменяться, договориться. При этом ребенок должен быть равноправным участником этого процесса, а не просто слепо подчиняться требованиям взрослого или более сильного партнера. В случае конфликта из-за игрушки взрослому нужно помочь детям найти выход из ситуации, предлагая им разные его варианты. Не всегда проблема решается благополучно, но воспитание всегда требует терпения, выдержки и такта. Главное в конфликтных ситуациях – перевести бесплодные отрицательные эмоции, а то и драку в поиск взаимного соглашения. Мы часто недооцениваем возможности детей принимать разумные решения. Практика показывает, что в детских яслях, где воспитатели внимательно и с уважением относятся к детям и их взаимоотношениям, царит атмосфера доброжелательности и спокойствия.



 Малыши, которые воспитываются дома, нуждаются в опыте общения с ровесниками не меньше, чем дети, посещающие ясли. Рано или поздно наступит момент, когда им придется расстаться с замкнутым миром семьи и вступить в общество других детей. Это общество развивается по своим законам, в чем-то похожим на законы взрослого мира, а в чем-то отличным от него. И чем раньше ребенок начнет общаться с равными себе партнерами, тем благополучнее будет складываться его жизнь в детском саду и школе. Конечно, все это возможно при условии, что родители будут принимать участие в становлении новой сферы взаимоотношений детей.


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.





 Многочисленные данные, собранные в детской психологии, свидетельствуют о том, что речь, интеллект, воображение, память, сознание и личность ребенка раннего возраста во многом обязаны своим развитием предметной деятельности. Как же она складывается у ребенка от 1 года до 3 лет?

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 В начале 2-го года жизни действия ребенка с предметами становятся все более разнообразными. Причем, выполняя их, он начинает применять способы, предпочитаемые в его семье.



 Например, бабушка, прежде чем положить столовые приборы на стол, протирает каждый предмет полотенцем, и малыш, играя с кукольной посудой, повторяет действия бабушки. В своем поведении он ориентируется на взрослого и стремится вступить с ним в деловое общение – выразительными позами, гримасками и красноречивыми жестами показывая, чего он хочет и какого рода поддержка ему необходима. Контакты ребенка и взрослого обретают вид совместно выполняемого дела, где «чистое общение» и собственно действие трудноразличимы. К полутора годам ребенок уже пользуется речью, довольно умело объясняет свои затруднения и неплохо направляет действия взрослого в их совместных занятиях. В его поведении все отчетливее выступает комплекс симптомов, отражающих отношение маленького человека к окружающему его предметному миру, – активность, любознательность, чувствительность к оценкам своих действий со стороны взрослых.



 В то же время это отношение к миру предметной реальности еще очень нестойкое: действие с предметом длится недолго, увлеченность им неглубока, внимание рассеянно и легко переключается на другие цели. Давайте посмотрим, как же действует с предметом ребенок, совсем недавно перешагнувший рубеж младенческого возраста.



 Интерес к предмету возникает у малыша внезапно, только когда он его видит, слышит, ощущает. Поэтому и само предметное действие всегда связано с конкретной ситуацией. Оно протекает здесь и сейчас, строится с учетом внешних свойств предмета (круглое, полое, плоское, длинное) и практически не имеет продолжения после перерыва в действии. Выпустив предмет из рук, ребенок тут же о нем забывает.



 Побуждением к действию служат либо качества самого предмета (новизна, яркость, необычайность), либо его значимость для взрослого (он держит его в руках и совершает с ним действие), либо отложившийся в памяти малыша положительный эмоциональный опыт манипулирования этим предметом (ребенок узнает вещь, доставившую ему радость).



 Развернутая предметная активность малыша возможна только в общении с близкими людьми. Малыш наблюдает за действием взрослого, манипулирует вещами, подражая ему, возвращает предмет старшему партнеру по общению, дает ему понять, чтобы тот еще раз показал, что нужно делать с предметом, насыщает свое любопытство, стремится разделить свою радость с другими, сам заражается эмоциональными состояниями окружающих, присматривается к реакции взрослого на свои действия.



 Усвоив образец, ребенок способен в течение некоторого времени действовать самостоятельно, но без вашей поддержки это занятие ему довольно быстро наскучит. Если вы попытаетесь поддержать интерес ребенка к действию с предметами, просто заменяя наскучившую вещь на новую, это даст кратковременный эффект. Только вы сами, ваше отношение и внимание к ребенку и предмету, которым он занят, способны надолго продлить его занятия.



 Как точно подметил известный детский психолог Д. Б. Эльконин, для ребенка раннего возраста действия с предметами ценны не сами по себе – в этих действиях заложен смысл отношений, в которые малыш вступает со взрослым, благодаря чему у него и возникает стремление делать с предметом то, что показывает взрослый. Если их отношения доброжелательны, доверительны и эмоционально насыщены, малыш более усидчив и внимателен в действиях с предметами. Если же в общении со взрослым присутствует непонимание, конфликты или эмоциональное неприятие друг друга, то малыш плохо проникается желанием подражать старшему.



 А потому не стоит оставлять ребенка наедине со множеством замечательных игрушек в расчете на то, что они надолго займут его внимание. Яркость и новизна предметов могут на какое-то время заинтересовать ребенка, но не способны научить его правильно их использовать. Если интерес возник, а продолжения нет – малышу не объясняют, как играть и что делать, наступает реакция раздражения, эмоционального пресыщения, скуки и агрессии. Если взрослые рассматривают предмет в жизни ребенка лишь как способ отвлечь его внимание от себя, занять на время, чтобы не докучал старшим, то можно столкнуться с тревожными симптомами – уменьшением любознательности и активности, замедлением темпов развития общения со взрослым, задержкой в возникновении активной речи, снижением интеллекта, бедностью и однообразием действий, слабой продвинутостью эмоционально-волевой сферы.



 Чтобы этого не случилось, ваше участие в овладении ребенком игрой с предметами в первой половине 2-го года жизни должно быть многообразным. Вы выступаете в роли и образца, и партнера, и ценителя достижений ребенка. Только в подобном общении у малыша возникают такие необходимые компоненты предметного действия, как его образ и схема. Без них предметное действие как особое психическое образование не складывается, а остается на уровне примитивных движений – они выполняются по «логике руки», то есть ограничены моторными навыками. И даже если ребенок будет активно манипулировать предметами, это не поможет становлению его главных психических функций, не продвинет его в развитии. Психологически полноценное предметное действие развивается через следование образцу взрослого. При этом у малыша сначала складывается образ, а затем конкретная операционально-техническая схема действия, максимально приближающая действие ребенка к образцу взрослого. Вы можете легко убедиться в этом, понаблюдав, как поступает ребенок с предметами в начале раннего возраста.



 Малыш, следуя примеру взрослого, впервые пытается самостоятельно напиться из чашки. Оторвав ее от стола, он несет ее к ротику, накренив и проливая содержимое на себя. Усвоение им назначения чашки и есть образ действия, с которого начинается построение его схемы. Совершая специфическое действие (употребляя чашку по назначению), малыш еще не в силах сразу запомнить и осуществить в нужной последовательности промежуточные операции (чашку подносить ко рту вертикально и, лишь охватив губами ее край, можно наклонить, чтобы жидкость попала в рот). Только вместе с вами ребенок постепенно корректирует схему действия, затем самостоятельно уточняет последовательность движений и наконец добивается необходимого результата. Ваша похвала закрепит верные, а порицание отфильтрует неверные операции, своей искренней радостью за успех малыша вы поощрите его дальнейшие самостоятельные пробы.



 Особо обращаем ваше внимание на оценку действий ребенка, выражаемую словами и в виде радости. Без такой оценки он не способен выяснить, насколько успешно действовал. Оценка необходима ему и для того, чтобы узнать, как вы относитесь к нему, ребенку, в связи с его опытами. Благодаря вашей оценке малыш фиксирует в своем сознании, что в глазах окружающих он предстает хорошим, когда успешно действует с предметом, причем только определенным, а не любым образом.



 А если этот момент в сознании малыша не закрепляется, у него не формируется отношение к предметной реальности как к чему-то особому, требующему сосредоточенности и усилий. У ребенка нет врожденной потребности добиваться успеха и стремиться к правильному действию. Подобное устремление малыша рождается только в общении со взрослым и с его помощью, когда тот адресуется к личности ребенка не непосредственно, а опосредованно – через то, что и как умеет делать с предметом малыш. Очень скоро ребенок и сам начинает относиться к себе через призму своих предметных действий и старается точно следовать образцу взрослого, потому что успешное действие и хорошее отношение взрослого, как оказывается, зависят друг от друга.



 Чем теснее были эмоциональные контакты ребенка с родителями на 1-м году жизни, тем легче ему удается установить новый тип отношений со взрослым, когда симпатии старшего партнера по общению выражаются не напрямую и вне зависимости от того, что и как делает малыш, а опосредованно – через умение «взять» и повторить образец взрослого («какой Коленька молодец, так хорошо ложечку держит»). Без заложенного еще в младенчестве ощущения, что он любимый, несмотря ни на что, не всякий малыш в деловом общении способен выдержать порицание за неправильное действие.



 С изменением объекта оценки ребенку становятся более очевидными новые качества взрослого: он не только образец для подражания, но и умелый исполнитель, знаток правильного действия – и малыш старается найти и развить эти качества в себе самом. Подражая взрослому все более и более осмысленно, ребенок сравнивает свои достижения с достижениями взрослых, соотносит свои действия с действиями окружающих и постепенно вырабатывает критерии успешности и неуспешности в каждом конкретном деле. Такие критерии ложатся в основу самооценки малыша, складывающейся из представлений о себе (что я могу) и отношения к себе (какой я в связи с тем, что я могу это делать).

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Во второй половине 2-го года жизни изменения в сфере предметной активности у малыша идут сразу по нескольким направлениям, но в основе всех этих изменений лежит речевое развитие ребенка. К 2 годам он уже не только понимает инструкции взрослого, но и сам довольно связно выражает свои желания, намерения и предпочтения в общении со старшими: «Помоги», «Покажи», «Я сам».



 Развитие речи приводит к тому, что малыш начинает обобщать и классифицировать предметы и действия с ними не только на основе их наглядных свойств, как это было еще недавно (когда одним и тем же звукоподражательным словом «аф-аф» он называл и собачку, и ковер, и свой шарф, и даже бородатого мужчину, соединяя их в одно целое по единому признаку – имеющий шерсть, волоски), но и по смысловой принадлежности действий: кормление, приготовление еды, стирка.



 И наконец, благодаря развитию речи возникает совершенно уникальный, чисто человеческий способ усвоения предметного действия, основанный на объяснении, а не на показе.



 В поведении малышей эти сдвиги в развитии предметной активности выглядят по-разному. Наиболее типичными признаками нового качества действия с предметом могут выступать следующие.



 Ребенок способен теперь не только к действиям с вещами, которые случайно попали в поле его зрения, как это было раньше, но и к сознательному поиску предметов, необходимых для выполнения его намерения.



 Предложите своему ребенку какую-нибудь знакомую и привлекательную игру – например, построить дом из кубиков. Двухлетка немедленно отправится за кубиками туда, где они лежат, будет радоваться интересному занятию, расположится в том месте, где вы обычно возводите с ним постройки, приготовится к работе. В 2-летнем возрасте побудителем к действию постепенно становится не только сам предмет, видимый или ощущаемый, но и представление о нем. Так, занятый игрой малыш может вспомнить о том, что мама с утра говорила о стирке, и потихоньку пробраться в ванную «постирать». Двухлетка становится маленьким шкодой. Его внезапные замыслы доставляют взрослому массу хлопот. То ему вздумается полить цветочки на обоях, то забить гвоздь в дверцу полированного шкафа, то подать куклам еду на тарелках из дорогого сервиза. Не стоит негодовать на маленького проказника, если вы обнаружили на кухонном столе следы его стараний приготовить вам яичницу из всех имевшихся в запасе яиц, а в кошачьей миске отложенную к приходу гостей красную рыбу, – все это свидетельство того, что ваш ребенок развивается нормально. Он просто старается включиться в общую со взрослыми жизнь в семье. Это заявка на самостоятельность и независимость. Относиться к ней следует уважительно.



 С малышом происходит удивительная метаморфоза. Теперь не предметы диктуют ребенку свою волю, приковывая к себе его внимание и организуя его действия, а он – предметам: малыш действует так, как хочет. И действия его становятся парадоксальными. Он снова начинает оперировать с предметами неспецифическим образом – игнорируя общественно выработанную практику их употребления. Например, «режет» расческой кубик, называя его хлебом. Ученые называют такой феномен символической предметной функцией. Это замечательный симптом, означающий, что малыш освоил игру и в его жизнь вошло воображение. Поскольку об игре будет сказано особо, мы здесь лишь добавим, что употребление предметов в их неспецифическом назначении имеет отношение к символической функции только в том случае, если и прямое назначение предмета ребенку известно. Если же нет, его необходимо ввести в обиход двухлетки.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Приблизительно с двухлетнего возраста (у некоторых детей раньше, а у некоторых на полгода позже) в действиях взрослых малышу открывается совершенно иная реальность предметного мира, а именно представление о результате, которым завершается любое предметное действие. Это тот рубеж, после которого предметная деятельность ребенка приобретает особую направленность.



 До 2 лет манипулирование предметом было самоцелью для малыша. Мотивом действия служили либо качества самого предмета, либо взрослый и его особое отношение к предмету. Действие строилось на основе простейшего образа, включающего элементарные схемы движений. Сам образ действия одновременно служил ребенку критерием правильности и неправильности его выполнения. Это позволяло малышу довольно правдоподобно и на первый взгляд осмысленно производить разнообразные действия.



 В 2 года, когда ребенок начинает произносить свою коронную фразу «Я сам» и стремится делать то же, что и вы, он впервые сталкивается с тем, что его прежние действия, основанные на внешнем подобии поведению взрослых, не пригодны. Малыш размахивает веником, как бабушка, а мусор остается на том же месте, где и был. Оказывается, веник – это не просто предмет, которым машут из стороны в сторону, а вещь, используемая подобным образом для того, чтобы сделать пол чистым, а само подметание пола завершается тогда, когда весь мусор собран в кучу в одном месте. В этом действии есть не только процесс – определенные движения руки с веником, но и конечный результат – чистый пол.



 Поэтому в сознании малыша в возрасте от 2 до 3 лет старайтесь выделить представление о конечном результате его действий и подчинить предметные действия ребенка конкретному конечному результату.



 Такое представление формируется не сразу и в полном объеме доступно не ранее 3 лет, да и то не всем детям. Однако в начале 3-го года жизни оно должно быть заложено в сознании ребенка в виде общего понятия о результате, итоге действия. Для этого предлагайте детям такие цепочки действий, в которых каждое последующее действие оказывается невозможным, если предыдущее было выполнено неверно или не полностью. Если специальных игрушек, пригодных для подобной цели, у вас нет, не огорчайтесь – для обучения ребенка результативной деятельности годятся любые бытовые предметы, главное – чтобы при использовании этих предметов ребенок осознавал не только процесс их употребления, но и то, что получается после их правильного использования: тесто, раскатанное до определенной толщины, – после применения скалки, чистая одежда – после применения щетки, зажегшийся в комнате свет – после нажатия кнопки выключателя и т. д. Сам результат необходимо выделять особо и привлекать к нему внимание ребенка. Это нужно для того, чтобы привить малышу желание добиваться результата и придать достижению особую ценность в его глазах. Оттого, возникнет или нет у трехлетки стремление к результативной деятельности, зависит очень многое в личности ребенка. Упорство, настойчивость, стремление добиваться поставленной цели берут свое начало в первых переживаниях ребенка по поводу успехов и неудач в действиях с предметами.



 Ориентированная на конечный результат деятельность ребенка обретает сложное строение. В ней можно выделить компонент планирования или замысла, в котором результат предстает в виде цели, к которой стремится ребенок; компонент реализации замысла, когда малыш подбирает действия, способные привести его к намеченной цели; компонент самоконтроля, необходимый для сличения полученного результата с исходным замыслом.



 В возрасте от 2 до 2,5 лет ребенок учится ставить перед собой цель, самостоятельно планировать предметную деятельность. Вспомним некоторые инициативы двухлеток, о которых мы упоминали: стирать – как мама, забивать гвозди – как папа и т. д. Особенность инициативных действий ребенка в этом возрасте состоит в том, что он старается ставить такие цели, достижение которых имеет ярко выраженную социальную окраску – приносит конкретную пользу окружающим. Планируемое ребенком действие по сути своей не отличается от действия взрослого. Именно к постановке целей такого рода начинает стремиться трехлетка.



 В то же время замыслы малыша пока слабо подкреплены его практическими умениями. Он стремится, как правило, к еще недостижимым целям. Без помощи взрослого компонент реализации замысла осваивается малышом очень медленно. Только взрослый может помочь ребенку сделать его конкретные действия целесообразными и результативными. Он поясняет, пригодны или непригодны они для выполнения поставленной задачи, выделяет условия, в которых избранное действие осуществимо, учит малыша координировать действия, отбирает целенаправленные действия и помогает ему в конечном счете усвоить навык мысленного выбора средств для достижения поставленной цели, минуя длительный поиск решения методом проб и ошибок. Одновременно малыш узнает от взрослого своеобразные критерии (признаки) правильного и неправильного действий. Это необходимо для становления третьего компонента предметной деятельности ребенка – способности контролировать свои действия, оценивать, насколько они соответствуют первоначальному замыслу.



 Компонент самоконтроля за выполнением действий складывается в последнюю очередь и является самым важным, поскольку малыш должен научиться не только самостоятельно ставить перед собой цель и подыскивать способы ее реализации, но и понимать, соответствует ли его деятельность общепринятой норме. Самоконтроль важен еще и потому, что в конце 3-го года жизни ребенок, оценивая результат своей деятельности, как правило, оценивает и себя самого. Его «я» как бы слито с этим результатом, неуспех воспринимается им как личное поражение, а успех – как повод гордиться собой. Подробнее мы расскажем об этом в разделе о становлении личности ребенка в раннем возрасте.


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 В педагогике подражание считается наиболее эффективным и практически единственно доступным способом обучения ребенка в раннем возрасте. Однако подражание – не врожденное качество малыша. Он долго учится ему и, даже научившись подражать взрослому, далеко не все и не всегда способен усвоить с помощью этого метода.



 Мы расскажем здесь не только о подражании, но и о других, не менее эффективных способах обучения малышей действиям с предметами.



 Пассивные движения. Этот способ обучения не особенно продуктивен за пределами полутора-двух лет, но в начале 2-го года жизни для некоторых детей, не способных действовать по подражанию, может оказаться полезным.



 Способ не универсален, но в сочетании с другими методами обучения очень эффективен. Как он выглядит на практике? Например, вы учите ребенка держать карандаш и проводить линии на бумаге. Показ не дает желаемых результатов. Тогда вы вкладываете карандаш в руку ребенка, правильно распределяете его пальчики и двигаете рукой малыша, держащей карандаш. Вы как бы задаете ему готовый рисунок движения, которое он сам либо не может выполнить, либо делает крайне медленно. Этот действенный образец очень непрочен, самостоятельные пробы ребенка так или иначе необходимы, но как отправная точка для обучения способ очень полезен.



 Демонстрация образца. Вам хорошо известен этот способ. Ребенок наблюдает за вашими действиями, а потом повторяет их. Но не все действия малыш способен воспроизвести по подражанию – например, такие, отдельные элементы которых требуют большой точности исполнения.



 Для усвоения же простых операций с предметами подражание незаменимо. Еще не осознавая результативности действий взрослого, ребенок способен воспроизводить их внешний рисунок. Если же, показывая действие, вы еще и будете объяснять ребенку, для чего оно нужно, малыш научится повторять его не приблизительно, а точно – так, как нужно, ориентируясь на результат.



 Дети от 1 года до 2 лет охотнее подражают простым моторным действиям, от 2 до 3 лет – более сложным координированным действиям и социальным образцам поведения взрослых. Однако это не означает, что малышу в начале раннего возраста не следует показывать сложные действия, а в 2–3 года предлагать простые моторные действия. Перед ребенком развернуто все их многообразие – простых и сложных, интересных и не очень, совершающихся дома и на улице. Но, как вы, наверное, заметили, малыш подражает не всем действиям подряд, а только выборочно. Одни ему повторить пока не по силам, а другие – скучно, так как он ими уже хорошо овладел. Охотнее всего ребенок подражает действиям, которые ему стали понятны и посильны, которые он только начал осваивать. Поэтому внимательно наблюдайте за ребенком, и вы сможете уловить пробуждающийся у него интерес к какому-то вашему действию. Поощряйте этот интерес и не уставайте объяснять малышу не только, как правильно выполнять то или иное движение, но и для чего оно нужно.



 Словесная инструкция взрослого. Родители начинают разговаривать с ребенком, когда он еще не способен понять содержание их речи. Однако вербальное общение небезразлично для него. Даже не понимая смысла просьб и объяснений мамы и папы, ребенок вслушивается в звуки речи, выделяя их из других звуков. Постепенно он начинает понимать обращенные к нему слова – сначала только частично, а к полутора годам достаточно полно. В этом возрасте малыш уже может изменять свои действия, сообразуясь с пожеланиями взрослого. В 2 года ребенка уже можно поправлять, не прибегая к показу действия. Конечно, ваши инструкции должны быть еще очень простыми и применяться лишь к некоторым действиям, но с возрастом их количество можно увеличивать. Так вы постепенно переведете свое взаимодействие с малышом из сферы предметно-практического в сферу теоретического сотрудничества.



 Самостоятельные действия. Каким бы продуктивным ни был любой из описанных выше способов обучения, ребенок ничему бы не научился, если бы он не действовал самостоятельно. Наблюдения за детьми показывают, что нормально развивающийся малыш всегда стремится действовать с предметом самостоятельно, как только усвоит его назначение и способ использования. Однако самостоятельные действия, о которых идет речь здесь, особые действия. С их помощью ребенок начинает самостоятельно ориентироваться в качествах и свойствах предмета, сам открывает его назначение и способы действия с ним. В сущности, это особый способ познания, в котором взрослый как источник знания либо не присутствует вовсе, либо играет второстепенную роль. Такой способ освоения предметного мира возможен только благодаря развитию речи, когда ребенок начинает обобщать, классифицировать предметные действия. И тогда однотипные, но не одинаковые действия осваиваются им без помощи взрослого. Как правило, это всего лишь незначительные модификации уже известных ребенку операций с предметами. Однако для общего его развития этот способ обучения использовать желательно. Он приучает малыша быть внимательным и сосредоточенным, рассчитывать на свои силы, отличать существенное от несущественного, общее от различного и хорошо развивает мышление ребенка.



 Тесно сотрудничая с ребенком в предметной сфере деятельности, не забывайте оставлять ему небольшое жизненное пространство, где он мог бы сам поэкспериментировать с предметами, подумать, вообразить что-то свое и осуществить самый неразумный, с точки зрения взрослого, план. Это очень важно для малыша. Нельзя заполнять собой всю его жизнь, нужно дать ему время и место для собственных проб и ошибок.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Ученые обнаружили следующую закономерность. Если подмечать только успехи малыша, игнорируя его промахи, то такая система оценки действует на ребенка сначала благотворно. Он обретает уверенность в себе, раскованность, не боится поражений, его предметные действия получают мощный стимул к развитию. Однако, если отрицательную оценку исключать длительное время, малыш начинает терять четкие ориентиры в действии – не может определить, где правильно, а где неправильно. Он перестает замечать свои просчеты и требует от взрослого похвалы за любое, даже ошибочное действие.



 Если же взрослый, напротив, замечает только неудачи малыша и никак не реагирует на его успехи, такая система оценок сначала резко угнетает предметную активность ребенка вплоть до ее распада и отказа от действий вообще. Однако, если практиковать ее достаточно долго, малыш преодолевает недовольство взрослых, и его предметная деятельность постепенно активизируется, хотя ее развитие несколько замедленно, а эмоциональный тонус ребенка снижен.



 Но вот чего абсолютно не терпит малыш, так это вашего безразличия к тому, что и как он делает. В таком случае его предметная деятельность развивается хуже всего, а сам он может стать конфликтным и агрессивным. Ребенок идет даже на то, чтобы спровоцировать близких на отрицательную оценку своего действия, намеренно нарушает запреты, лишь бы получить их эмоциональный отклик.



 Конечно же в семьях достаточно редко прибегают только к негативной либо только к позитивной системе оценок деятельности ребенка. Обычно одни родители чаще хвалят, другие – чаще порицают малыша. И все же не забывайте о том, что ваши оценки конкретных действий ребенка влияют на его предметную активность и небезразличны для ранимой и еще очень нестабильной психики малыша.


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.





 Примерно в 1,5–2 года в развитии ребенка происходит чрезвычайное событие – он начинает говорить. Это событие перестраивает всю психическую жизнь малыша и отражается на самых разных сторонах его жизнедеятельности.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Прежде всего преобразовываются контакты ребенка со взрослым. Они обогащаются самым могучим и универсальным средством человеческого общения – речью. И хотя интересы малыша по-прежнему сосредоточены на предметах, а общение со взрослым остается ситуативно-деловым, теперь ребенок может не просто и не только действовать вместе со взрослым, но и разговаривать с ним. Он может выразить словами свою просьбу, высказать свое отношение к какому-нибудь занятию. Особенно интересно для малышей узнавать, как называются предметы. Вопрос: «Это что?» – постоянно звучит в общении со взрослыми. Ребенок без устали ищет и называет знакомые предметы и выясняет названия незнакомых. В 2 года малыши уже активно общаются с помощью речи. Они быстро запоминают новые слова и любят их повторять: это ковер, это лампа, это огонь и прочее. Но ребенок стремится не только называть предметы, но и сообщать о своих впечатлениях, передавать словами то, чем наполнена его жизнь. Совсем еще малыми языковыми средствами, с помощью разнообразных жестов, мимики, поз он делится своими переживаниями со взрослыми и ищет у них понимания.



 Речь перестраивает мышление и восприятие ребенка. Ведь называя тот или иной предмет знакомым или новым словом, малыш всегда относит его к определенной категории предметов, а значит, обобщает по какому-либо признаку. Но объединяя предметы по определенному признаку, ребенок уже совершает сложную мыслительную операцию. Таким образом, речь вводит в процесс восприятия мыслительные операции, делает его обобщенным и константным, то есть независимым от внешних положений предмета. Назвав предмет тем или иным словом, малыш узнает его независимо от того, в каком положении он находится – лежит, стоит или висит на стене (хотя внешне этот предмет может выглядеть в разных положениях совершенно по-разному). Ребенок начинает воспринимать мир не только через свои глаза, но и через свою речь. Назвав, например, кубик «кубиком», он видит и узнает его независимо от размеров или цвета конкретного кубика. Благодаря такой константности восприятия малыш около 2 лет уже знает изображения предметов на картинках, хотя эти изображения порой не слишком похожи на оригинал и далеки от собственного восприятия ребенка.



 Речь является незаменимым средством закрепления своего опыта. Если раньше ребенок как бы не замечал, что он делает, то теперь, научившись говорить, он каждый раз комментирует свои действия: «Саша гулять, копать, прыгать…» Такие комментарии как бы снимают речевой слепок с собственных действий, что позволяет удержать их в памяти и предвидеть в будущем. Это дает очень сильный толчок к развитию памяти и воображения. Известно, что самые первые воспоминания человека относятся именно к концу раннего детства, когда он уже может обозначить свои впечатления словами. Представлять, воображать и предвидеть будущее ребенок также может только с помощью понятий, усвоенных в процессе речи. Поэтому овладение речью открывает перед малышом возможность жить не только в настоящем, но и в прошлом и будущем.



Овладение речью делает возможными и первые шаги к произвольному поведению. В конце 2-го – начале 3-го года жизни малыш уже может выполнять простые инструкции взрослого: например, отнести, взять или положить какой-нибудь предмет. На 3-м году он уже может удерживать два звена словесной инструкции, например: «Возьми сначала мишку, а потом куклу». Конечно, в раннем возрасте речевая регуляция еще очень слаба, она не может преодолеть инерцию двигательного стереотипа. Если ребенок увлеченно нанизывает колечки на пирамидку, а вы просите снять их, он будет продолжать нанизывать колечки еще активнее. Не потому, что он непослушный, а оттого, что слова взрослого пока более слабый регулятор для него, чем уже существующий двигательный стереотип. И все же выполнение простых инструкций взрослого – значительный шаг к произвольному поведению. Действия по речевой инструкции коренным образом отличаются от спонтанных или импульсивных движений: они возникают в ответ не на непосредственно воспринимаемую ситуацию, а на содержание слов взрослого. Регулятором поведения становятся не окружающие предметы, а человеческая речь. И это открывает большие возможности для овладения собой и своим поведением. Ведь то, что ребенок сегодня выполняет по словесной инструкции взрослого, завтра он сможет выполнять в ответ на приказ самому себе, сформулированный в виде собственной внутренней речи.



 Таким образом, овладение речью, которое обычно происходит в раннем возрасте и является его важнейшим достижением, оказывает чрезвычайное влияние на все последующее развитие малыша. Уровень общего психического развития ребенка от года до трех во многом определяется тем, насколько он овладел речью. Поэтому родителям необходимо уделять особое внимание развитию речи ребенка.



 Но подготовка к активной речи начинается задолго до ее появления.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Развитие речи ребенка имеет два основных направления: пассивное (понимание) и активное (произнесение слов и предложений) владение словом. Пассивная речь опережает в своем развитии речь активную. Так, на 7–8-м месяце жизни ребенок обычно понимает многие слова и узнает названия тех предметов, которые произносит взрослый. В 8–9 месяцев дети начинают связывать слова не только с предметами, но и с отдельными действиями.



 До определенного возраста число понимаемых слов значительно превосходит число активно произносимых. У некоторых детей этот период развития только пассивной речи сильно затягивается. Ребенок вплоть до 2 лет, понимая все, что говорят ему взрослые, и хорошо выполняя их простые инструкции («Дай», «Сядь», «Возьми»), может не произносить ни одного слова – либо вообще молчать, либо объясняться с помощью лепетного говорения. И все-таки речь при этом развивается.



 Обычно у таких детей переход к активной речи происходит внезапно. Еще вчера ничего не говорил – а сегодня высказывается развернутыми предложениями.



 И это понятно, ведь достаточно богатый запас слов становится активным словарем ребенка. И бывает так, что дети, упорно молчавшие до 2 лет, уже в 3 года догоняют и перегоняют в своем развитии тех, у кого первые слова появились еще в 9 месяцев.



 Поэтому не стоит беспокоиться, если до 2 лет в активном словаре ребенка всего 2–3 слова. Если он понимает обращенную к нему речь, с интересом слушает взрослых и узнает по названиям многие предметы, значит, его речевое развитие идет нормально, и рано или поздно ребенок заговорит. А вот как рано или насколько поздно, зависит от условий жизни ребенка.



 Для того чтобы ребенок перешел от пассивного понимания слов к собственной активной речи, необходимы по крайней мере три условия: эмоционально-теплое общение во взрослым; насыщение жизни ребенка слышимой речью и появление интереса к слову; становление собственной предметной деятельности. Остановимся на каждом из этих условий.



 Речь возникает и развивается как средство общения ребенка с другими людьми. Если у ребенка нет потребности в общении с окружающими, если он не тянется к разнообразным контактам с близкими людьми, речь возникнуть не может. Уже не раз в науке и практике воспитания было показано, что количество и качество эмоционального, или ситуативноличностного, общения со взрослым существенно влияет на сроки появления первых слов, темпы речевого развития ребенка. Поэтому помните: вступая в эмоциональное общение с младенцем, вы не просто развлекаете его, но и готовите к речевому развитию. Об организации эмоционального общения было уже достаточно сказано выше. Остановимся подробнее на втором, не менее важном условии развития речи, которым является насыщение опыта ребенка слышимой речью.



 Ребенок слышит речь постоянно. Взрослые не только обращаются к ребенку, но и много разговаривают в его присутствии. К тому же звуковая среда, окружающая современного ребенка, буквально пропитана речевыми звуками – это и радио, и телевизор, и проигрыватель, и магнитофон. Но заметьте, далеко не всегда малыш слышит и различает речевые звуки. Слышимая речь оказывает положительное влияние на речевое развитие ребенка только в том случае, если она включена в общение с человеком. Недостаточно, чтобы просто звучала пластинка или радио. Не умея анализировать громкие и ненужные звуки, ребенок вскоре перестает воспринимать их и может даже на время оглохнуть, защищая себя от непонятного ему шума. Восприятие речи до полутора лет необходимо определенным способом организовать.



 Для этого взрослые вовсе не обязательно должны постоянно разговаривать со своим малышом. Попробуйте вместе с ним послушать пластинку. На 5–7 минут включите какую-нибудь детскую сказку и слушайте ее вместе с ребенком, иногда поглядывая на него. Ваши сосредоточенность и интерес обязательно передадутся ему – он будет внимательно следить, как слушаете вы, и очень скоро научится слушать сам. У него появится желание поделиться своими впечатлениями, и он будет тянуться к совместному восприятию. И пусть вас не смущает многократное прослушивание одной и той же пластинки. Чем дольше малыш будет вслушиваться в одну и ту же звучащую речь, тем больше радости переживает он от узнавания знакомых звуков, тем лучше он будет выделять и различать их.



 Слышимая речь должна вызывать у малыша желание «поговорить самому» – произносить лепетные звуки, напоминающие настоящую речь. Обычно после правильно организованного прослушивания наблюдается взрыв голосовой активности. Ребенок как бы начинает понимать, что обращаться ко взрослому лучше всего с помощью голоса.



 Для малыша слышимая речь неотделима от конкретного человека. Причем не обязательно этот человек должен постоянно говорить. Иногда достаточно его молчаливого присутствия. Но доброжелательное внимание, взгляд в глаза и сосредоточенность на слышимой речи необходимы. Вне присутствия конкретного человека, без его участия слышимая речь не воспринимается ребенком и не ведет к его речевому развитию.



 Слушая речь окружающих, ребенок начинает выделять отдельные слова и различать фонемы родного языка, то есть вычленять близкие по звучанию, но разные по смыслу слова. Понятно, что без такого фонематического слуха восприятие речи вообще невозможно. Для развития фонематического слуха можно проводить с малышом специальные игры. Приведем в качестве примера одну из них.



 Взрослый садится за стол напротив ребенка, в руках у него две игрушки – кукла Шура и кошка Мура. Игрушки прячутся от ребенка за стол. После того как взрослый говорит слово «Шура», с левой стороны стола «выходит» кукла и «разговаривает» с малышом, а потом прячется. После слова «Мура» с правой стороны стола садится кошка, которая также «обращается» к ребенку, мяукает и исчезает. Через несколько таких «визитов» ребенок уже знает, что Муру нужно ждать справа, а Шуру – слева, и после соответствующих слов, если он их, конечно, различает, сразу поворачивает голову в нужную сторону. Детям очень нравятся такие игры, и скоро они начинают сами звать их героев по имени.



 Третье необходимое условие нормального развития активной речи – это становление предметной деятельности малыша и его делового сотрудничества со взрослыми. Для того чтобы ребенок сам, по своей инициативе, начал говорить, у него должна возникнуть потребность в этом. Она складывается из потребности в общении со взрослым и нужды в каком-то предмете. Ни то, ни другое в отдельности к слову еще не ведет. Малыш может успешно общаться со взрослыми безо всяких слов, обмениваясь улыбками и вокализациями, – родители и так все понимают.



 Он способен подолгу заниматься с игрушками, не испытывая никакой нужды в их назывании, если такую нужду не создаст взрослый. Задачу «сказать что-то» ставит перед ребенком именно он. А потребность в сотрудничестве побуждает ребенка принять эту задачу и сказать нужное слово. Общение со взрослым по поводу предметов и предметные действия, включенные в общение, создают для ребенка необходимость назвать нужный предмет, самому произнести слово.



 Таким образом, если ребенок тянется ко взрослому и к совместной деятельности с ним, если он любит заниматься с предметами, если он внимательно слушает взрослого и повторяет за ним отдельные слова – можно считать, что он готов к активной речи и совсем скоро заговорит. Однако и в этом случае переход к активной речи может несколько затянуться. Для активизации речевой способности можно провести своего рода «обучение» ребенка.



 Попробуйте отодвинуть нужную и привлекательную для малыша игрушку так, чтобы он сам не мог дотянуться до нее. Это, естественно, вызовет у него стремление достать желанный предмет. В ответ на его попытки дотянуться до игрушки отчетливо произносите ее название: «ляля», или «миша», или «машина». Не давайте игрушку до тех пор, пока он сам не попытается назвать ее. Сначала ребенок будет изо всех сил тянуться к игрушке и выражать свое нетерпение. Потом его усилия переключатся на вас: скорее всего, он будет указывать пальчиком на предмет и своим гневным лепетом «дай-дай-дай» пытаться выпросить его. И только на третьем этапе возникнет интерес к слову. Он проявится прежде всего в том, что ребенок начнет смотреть на ваши губы и вслушиваться в то слово, которое вы произносите. Поэтому выговаривайте слово отчетливо, с ярко выраженной и даже утрированной артикуляцией, чтобы малыш сразу обратил внимание на движения ваших губ. Сосредоточенность на артикуляционном аппарате – важный признак того, что слово выделилось в сознании ребенка и стало предметом его внимания, а это значит, что совсем скоро он сам его произнесет.



 Первое слово приносит ребенку огромную радость. И малыш повторяет его снова и снова, а иногда даже предпочитает словесную игру желанной раньше игрушке.



 Лишь пройдя все три этапа, дети в 1,5–2 года начинают активно называть предметы, когда в этом возникает потребность, а не просто подражать взрослому. Если ребенок остановится на первом этапе и будет стремиться только овладеть игрушкой, название предмета он не произнесет. Значит, нужно привлечь внимание к звучащему слову. Здесь полезны игры типа «Скажи: Миша», «Скажи: тик-так»… Хотя они не ведут к самостоятельной речи и далеко не всегда инициируют прямое копирование образца, но зато вызывают интерес к шевелящимся губам взрослого, к его артикуляции и помогают установить связь между словом и предметом, подготавливая ребенка к произнесению нового слова.



 Достаточно часто задержка в развитии активной речи связана с тем, что родители удовлетворяют абсолютно все желания малыша, угадывая их по первому взгляду или жесту. Можно вспомнить известный анекдот про мальчика, который до 5 лет молчал, и родители считали его немым, но однажды за завтраком он сказал, что каша недостаточно сладкая. Когда удивленные родители спросили его, почему же он раньше ничего не говорил, он ответил, что раньше все было в порядке и говорить было не о чем.



 Конечно же, первые слова ребенка очень непохожи на речь взрослого человека. Не только потому, что малыши обычно неправильно произносят многие звуки, но и потому, что функция этих слов в жизни ребенка существенно иная. Расскажем об особенностях первых детских слов подробнее.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

DF