Архивы за 01.02.2012

 Во втором полугодии жизни постепенно расширяется круг общения вашего малыша. Это уже не только близкие ему люди, но и ваши друзья, приезжающие в гости, родители других детей на прогулках, няня, которую пригласили в дом, или воспитатели в яслях. Ситуативно-деловое общение позволяет ребенку варьировать отношения с разными взрослыми, чего он не мог делать в первом полугодии. Например, малыш в это время уже знает, что дедушка непременно пойдет с ним на прогулку, и при его появлении бросает свои занятия и ждет – младенец готов одеваться. Когда же приезжает бабушка, он стремится к ней на кухню, предвосхищая удовольствие от того, что ему позволят вдоволь наиграться с кастрюлями, вынуть из буфета все интересные вещички и смотреть, как стряпает бабушка.



 При возвращении с работы папы ребенок приветствует его взрывом восторга и заранее хохочет, приготовившись к кувыркам, подбрасываниям и другим акробатическим трюкам. А вот приехала тетя Лена – и малыш приветливо заглядывает ей в лицо и делает «ладушки», так как она всегда при встрече начинает с ним играть в эту игру. Младенец вступает в общение с разными людьми неодинаково – в зависимости от содержания их совместной деятельности. Эта избирательность в общении со взрослыми – обязательный признак нормального психического развития ребенка во втором полугодии жизни.



 После 6 месяцев, и особенно в 8, большинство детей начинают бояться незнакомцев, тем более оставшись с ними наедине. Одни громко плачут, другие стараются отползти от постороннего, третьи пытаются не обращать на него внимания. В 9–12 месяцев появляются более тонкие эмоциональные реакции – робость, стеснение, любопытство. Лишь треть детей по-прежнему выражают страх при виде незнакомого человека. Нужно сказать, что реакции страха при контактах со взрослыми преобладают у младенцев с повышенной нервной возбудимостью, невропатией, детским церебральным параличом. Способность младенца преодолевать свой страх в очень большой степени зависит от его взаимоотношений с матерью и другими близкими. Вы уже знаете, что аффективно-личностные связи закладываются в первые месяцы жизни, во втором полугодии они окончательно закрепляются и влияют на различные стороны психики ребенка. Если в первом полугодии при наличии аффективно-личностных связей зарождается потребность малыша в сопереживании, что выражается в его стремлении разделить свою радость с близким взрослым, то во втором полугодии ребенок обращается к близким, чтобы разделить с ними и свои страхи, беспокойства, тревогу из-за незнакомой обстановки, пугающих звуков, неизвестных людей. Именно эти ситуации позволяют оценить значение привязанности в жизни ребенка.



 Психолог С. В. Корницкая экспериментально установила, что в разном возрасте привязанность младенца к взрослому зависит от удовлетворения потребности в общении того уровня, которого ребенок достиг. Так, если в первом полугодии привязанность возникает при удовлетворении потребности в эмоциональном общении, то во втором полугодии малыш предпочитает того взрослого, который наиболее полно удовлетворяет его потребность в сотрудничестве. Другое дело, что потребность в сотрудничестве сама зиждется на возникшей ранее потребности во внимании и доброжелательности взрослого. Поэтому полноценные аффективно-личностные связи складываются тогда, когда ребенок проходит все фазы в развитии общения со взрослым.



 Привязанность способствует также более успешному развитию познавательной активности у малыша.



 Впервые эта зависимость обнаружилась в экспериментах американского психолога Г. Харлоу. Он установил, что детеныши обезьян, живущие без матери, вырастают невротизированными, пассивными, боязливыми, не умеют устанавливать контакты с другими животными, сами становятся плохими матерями. Желая понять, что лежит в основе формирования привязанности у обезьянок, ученый подкладывал им различных искусственных «мам». Одна «мама» снабжалась рожком с пищей, а вторая – нет, у третьей было «лицо», четвертая имела «шерсть», пятая – твердое металлическое или деревянное покрытие. И что же оказалось? Обезьянки обнаруживали наибольшую привязанность к тем «мамам», к которым было приятно прижаться, то есть к тем, что были покрыты теплой мягкой ворсистой тканью. Наличие рожка с пищей не играло роли в развитии привязанности у детенышей. Они подходили к «холодной» металлической «маме», чтобы поесть, но никогда не прижимались к ней, не обнимали ее, не выражали других признаков «любви».



 Особенно интересным оказался факт, показавший, как влияет наличие привязанности на познавательную активность обезьянок. Когда в клетку помещали новую игрушку (заводного мишку, бьющего в барабан), то обезьянки, воспитывающиеся и с «холодной», и с «теплой» мамой, пугались, но затем вели себя по-разному. Первые прятались в дальнем углу клетки, обхватывали себя руками или накрывались пеленкой, оставаясь в такой позе до тех пор, пока игрушку не убирали из клетки. Вторые бросались к своей «маме», прижимались к ней всем телом и прятались от игрушки. Но вскоре малыши начинали поглядывать на мишку, затем осторожно приближались к нему, время от времени отбегая к «маме», и наконец принимались активно исследовать игрушку и манипулировать ею. Таким образом, эксперимент четко показал, что привязанность к матери является основой жизненной уверенности, она необходима для активного познания внешнего мира. Подросшие обезьянки, отправляясь в «исследовательские» путешествия, часто прихватывали с собой свою «теплую» маму.



 Полученные Харлоу данные вызвали большой интерес у специалистов, некоторые из них даже сделали поспешные выводы, что и у человеческого ребенка основой привязанности служит комфорт от физического контакта с матерью. И действительно, многие данные свидетельствуют о том, что физический контакт с матерью – немаловажный фактор. Мы часто видим, как расстроенный, напуганный или уставший малыш льнет к матери, просится «на ручки». Однако обобщать данные, полученные на животных, применительно к закономерностям, действующим у человека, без специальных исследований неправомерно. Более того, психологи располагают данными, свидетельствующими о том, что некоторые дети, с самого рождения не склонные к тактильным воздействиям, и позже не приемлют выражения ласки через соприкосновение. По-видимому, физический контакт – важный, но не единственный и не определяющий фактор развития привязанности между людьми.



 Из опытов Харлоу психологи извлекли полезный прием, выявляющий наличие привязанности ребенка к матери и другим взрослым. Наблюдение за поведением детей в обычной обстановке не всегда позволяет это установить. В присутствии матери дети ведут себя обыкновенно, даже не обращают на нее внимания. Но стоит ей выйти из помещения, как малыш начинает тревожиться, требовать ее возвращения. Особенно ярко подобные признаки проявляются тогда, когда малыш оказывается в незнакомой ситуации или встречается с пугающим объектом.



 Сравнивалось поведение детей, воспитывающихся в домах ребенка, и их сверстников из семей. В незнакомой обстановке они вели себя очень похоже на обезьянок в опытах Харлоу. Испугавшись игрушки, младенцы из семьи сразу же обращались за помощью к матери, обнимали ее, прижимались к ней и лишь затем постепенно переходили к обследованию предмета. Малыши из домов ребенка не искали ласки и защиты у медсестер, ухаживающих за ними, они использовали их присутствие для отвлечения своего внимания: ощупывали халат, пуговицы, опирались на взрослых, чтобы перебраться за их спину и спрятаться от игрушки, к знакомству с которой так и не приступали.



 Так, благодаря привязанности к близкому взрослому снижается тревожность малыша, и он более активно осваивает новое окружение, применяет свои способы обследования ранее не встречавшихся предметов, использует новые средства для контактов с незнакомыми людьми.



 Однако подчеркиваем, что переход к новой форме общения – деловому сотрудничеству – должен быть своевременным. Чрезмерное продление фазы эмоционального общения очень затруднит отношения ребенка с незнакомыми людьми (например, в детском дошкольном учреждении). Ведь с незнакомым человеком нельзя вступить в привычный малышу эмоциональный контакт – приласкаться, забраться на руки, а другого типа общения ребенок не знает. Помочь ему может только овладение разнообразными возможностями налаживать взаимоотношения со взрослыми, которые предоставляет ему общение – сотрудничество. Только тогда малыш не будет чувствовать себя одиноким и покинутым в отсутствие мамы.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

DF