Архивы за 02.02.2012

 С улучшением контроля над положением туловища руки освобождаются для более тонких действий. С 7–8 месяцев быстро развивается манипулятивная деятельность с предметами. Присматриваясь к действиям малыша, вы можете заметить, что происходит качественное изменение в развитии функций его рук. Ребенок уже протягивает руку не только для того, чтобы захватить игрушку, рассмотреть ее и засунуть в рот. Он еще и ощупывает ее, похлопывает по ней рукой, гладит ее. Это одно из серьезных достижений в психомоторном развитии. При некоторых нервно-психических заболеваниях, например при детском церебральном параличе, нарушена хватательная функция кисти, слабо развиты ощупывающие движения и тактильные ощущения в руках, из-за чего больной ребенок все больше отстает в психическом развитии. Поэтому необходимо, чтобы родители как здорового, так и больного ребенка уделяли особое внимание развитию и стимуляции ощупывающих движений рук. Следует всячески поощрять стремление малыша ощупывать и гладить предметы. Помогайте ему с помощью рук открывать удивительное разнообразие свойств окружающих его предметов. Пусть он больше играет не только в кроватке, но и на ковре, подстилке из соломки, голом полу.



 Посредством ощупывания предметов у ребенка формируется кинестетическое чувство. С ним связано ощущение собственного тела в пространстве – туловища, конечностей, пальцев, языка, головы и т. д. Кинестетическое чувство лежит в основе развития произвольных движений. Если оно у младенца не сформировалось, движения его будут хаотичными, как у новорожденного. Во втором полугодии кинестетическое чувство все более и более регулирует движения рук. К 8–9 месяцам ребенку удается доставать игрушки при положении руки в так называемой нейтральной позиции (промежуточная позиция между положением руки в пронации, когда ладонь направлена вниз по отношению к глазам ребенка, что наблюдалось в возрасте до 6–6,5 месяца, и положением в супинации, когда ладонь направлена вверх) – у левой руки раскрытая ладонь направлена вправо, а у правой – влево.



 Когда малыш захватывает предметы рукой, находящейся в нейтральном положении, он может видеть движения пальцев. В положении пронации это было трудно делать – предмет закрывала ладонь, и ребенок должен был в основном ориентироваться на тактильные и кинестетические ощущения. Зрительный контроль помогает малышу развивать координированные движения ручек с использованием большого пальца для удерживания взятого предмета.



 В возрасте 7–8 месяцев малыш уже предпринимает отдельные попытки бросать предметы, но он это делает всей рукой, из-за чего предмет отлетает далеко от него. В 9–10 месяцев он выпускает игрушки из пальцев рук, когда захочет. Во время игр младенец обычно пользуется одной рукой, но легко меняет руки. Осваивает захват предметов при положении руки в супинации, когда он хорошо видит ее. Благодаря этому дифференцируются действия большого и указательного пальцев. Между 9 и 12 месяцами малыш начинает использовать новый способ захвата предметов – с участием этих пальцев. Вскоре появляется указательный жест. Все активнее ребенок манипулирует предметами – с упоением мнет и рвет бумагу, крошит хлеб.



 Вы можете помочь малышу научиться управлять руками: пусть он берет ложку в руки во время еды, а маленькое полотенце – в ванной, показывайте, как нужно снимать носочки, переворачивать страницы картонных, а затем и обычных книжек, стучать пальчиком по клавишам пианино, и предлагайте ему проделывать все это. Давайте ребенку как можно больше самых разнообразных вещей, но каждый раз не более одной, так как младенец не может еще одновременно действовать двумя и более предметами. Например, малыш держит кубик в правой руке, а вы протягиваете ему еще какую-либо игрушку, чтобы он взял ее в левую руку и держал обе игрушки одновременно. Этого ребенок сделать не в состоянии, его внимание сразу и полностью переключается на новую игрушку, и кубик просто выскальзывает у него из руки. Лишь по мере обособления движений большого пальца от других пальцев малыш постепенно освоит одновременное манипулирование двумя предметами. Как только это станет возможно (в 11–12 месяцев), учите его соединять движения одной игрушки с движением другой (например, ударяя кубиками друг о друга). Давайте ребенку легкие мячи, которые он мог бы бросать, наборы кубиков или других предметов, которые он складывал бы в коробки и вынимал оттуда.



 Полезны для малыша и музыкальные игрушки: барабанчики, бубны, ксилофоны. Дети приходят в восторг, когда в результате их действий возникают звуки, они стараются извлечь их снова и снова. Таким путем развивается не только моторика рук, но и произвольная деятельность ребенка. В период бодрствования сажайте малыша чаще на пол и давайте ему 3–4 игрушки, покажите ему, как можно с ними играть. Когда эти игрушки надоедят ему, уберите их и дайте другие.



 Быстрое развитие функций рук к концу 1-го года жизни изменяет деятельность ребенка. Посмотрите, как малыш, сопя от усердия, открывает и закрывает коробочку, отрабатывая эти действия и попутно изучая особенности формы коробочки. Теперь повторные действия составляют основу предметной деятельности ребенка.



 Все действия младенца эмоционально окрашены. Если ему удалось сделать то, что он хотел, малыш радуется, смеется, лепечет. Неудавшиеся действия вызывают неудовольствие, протест, плач.



 Благодаря развитию ручной моторики и предметно-манипулятивной деятельности у младенца формируется и новый тип общения со взрослыми – ситуативно-деловой, о котором мы расскажем чуть позже.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Нередко малыш учится сидеть и ползать одновременно. Чаще же всего сначала ребенок начинает сидеть, а потом ползать. Некоторые совершенно здоровые дети ползают очень мало и, после того как они научились сидеть, вскоре встают и ходят. Ребенок, который рано и хорошо научился сидеть, нередко с удовольствием передвигается по комнате, сидя на попке. Такое предприимчивое дитя, вполне возможно, вскоре пойдет с вашей поддержкой, а стадию ползания проигнорирует.



 Первые попытки ползания у здорового ребенка обычно появляются в 6–7 месяцев, но ползает он первое время только назад – пятится. Ползание назад затем сочетается с ползанием по кругу, а к 8 месяцам малыш уже начинает двигаться вперед к игрушке, подтягиваться на руках. Пытаясь достать игрушку, он тянется к ней то одной, то другой рукой или двумя сразу, напрягая все свое тельце. И ему нередко удается немного продвинуться вперед. Постепенно эти движения закрепляются, и малыш начинает ползать, подтягивая туловище то к правой, то к левой руке, а иногда отталкиваясь и ногами. При таком ползании живот не отрывается от опоры, а ноги остаются вытянутыми и почти не участвуют в передвижении.



 Для того чтобы ходить, ребенку необходима более точная координация движений, когда противоположные нога и рука одновременно разгибаются и выносятся вперед. Эти движения формируются в возрасте от 8 до 12 месяцев и окончательно осваиваются в новой форме передвижения – ползания на четвереньках (на ладонях и коленях). К такому ползанию малыш переходит из положения сидя или лежа на животе. Если вы посадите ребенка и положите перед ним яркую игрушку, то он вынесет руки вперед, обопрется на них и попытается ползти.



 В первое время малыш вытягивает одну руку вперед и опирается на три точки (одна рука и два колена), а затем передвигает вперед противоположную ногу. По мере совершенствования равновесия одновременно передвигает вперед руку и противоположную ногу, опираясь только на две точки. Такое ползание появляется к концу 1-го года жизни.



 У большинства детей ползание является главным способом самостоятельного передвижения в течение нескольких месяцев. Малыш может и позже возвращаться к нему под влиянием сильных переживаний, – например, после падения во время ходьбы.



 Для развития координированных движений рук и ног, необходимых в ползании, требуется формирование контрротации – одновременного поворота плеч в одну сторону, а таза в другую. Без контрротации в дальнейшем невозможна и ходьба.



 В конце 1-го года жизни ребенок не только активно ползает, но и самостоятельно сидит. А кроме того, учится садиться из разных положений тела. Вам нужно позаботиться о его безопасности, предупреждая возможные падения. Например, лучше не пользоваться легкими колясками и стульями, а для страховки применять особые ремни безопасности. Когда ребенок в кроватке, на полу или в манеже, не ограничивайте свободы его движений. Но при этом никогда не оставляйте его одного.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 К концу 1-го года жизни ребенок начинает осваивать серию новых движений в вертикальном положении: сгибание и разгибание туловища, попеременное поднимание то одной, то другой стопы. Однако при сильном наклоне вперед он еще не всегда может выпрямиться и часто падает на попку.



 К 10 месяцам малыш уже может в известной мере управлять мышцами ног и ступней, он способен выдерживать свой вес, стоя на полу и сведя колени вместе. При этом ребенок слегка наклоняется вперед. Затем он быстро научится вставать, придерживаясь за что-либо руками.



 Примерно через месяц после того, как младенец начал вставать, он научится ходить, держась за что-нибудь. Большинство детей вначале идут вбок – осваивают «боковой шаг». Так малыш может передвигаться довольно долго, пока не научится идти вперед. В вертикальном положении он еще не может полностью выпрямить бедра, поэтому стоит «животом вперед», а ноги у него несколько развернуты.



 Когда малыш учится стоять и ходить, не обувайте его – в обуви ему очень трудно сохранять равновесие. Лучше всего учить его стоять и ходить босиком.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Иногда во втором полугодии жизни дети медленнее, чем обычно, осваивают различные движения. Виной тому могут быть патологические расстройства, которые наблюдались у ребенка в период новорожденности или в первые месяцы жизни. Это нарушения мышечного тонуса, насильственные движения, ярко выраженные тонические рефлексы. Реже подобные расстройства могут возникать после 6 месяцев и выражаться, в частности, в отставании развития моторики и реакций равновесия. Иногда они впервые обнаруживаются у детей, перенесших в первом полугодии жизни инфекционные болезни нервной системы, а также при различных наследственных дефектах, факоматозах, судорожном синдроме, осложнениях после вакцинации.



 При детском церебральном параличе двигательные расстройства в той или иной степени проявлялись и раньше. Исключением могут быть более легкие формы болезни в виде мозжечковых расстройств, которые во втором полугодии обнаруживаются по неточности захвата предметов, легкому дрожанию рук, недостаточной координации движений. Могут также проявиться легкие парезы верхней конечности, когда малыш явно предпочитает действовать одной рукой, другую же, менее активную, держит сжатой в кулачок или с прижатым к кисти большим пальцем и мало ею пользуется. Если же он пытается захватить предмет этой рукой, то движения его становятся скованными, неловкими, причем отсутствует четкое противопоставление большого пальца остальным.



 Если же у здорового до того ребенка 6–8 месяцев появляется мышечная гипотония – мышцы становятся дряблыми и слабыми, а двигательные навыки постепенно утрачиваются, – то это может быть одним из первых симптомов спинальной амиотрофии Верднига – Гоффманна.



 При синдроме минимальной мозговой дисфункции родители обычно обращают внимание на недостаточную координацию зрения и движений, задержку развития тонких действий пальцами, противопоставления большого пальца остальным, а также предметно-манипулятивной деятельности. Эти нарушения обычно сочетаются с повышенной возбудимостью и отставанием речевого развития ребенка.



 Во втором полугодии жизни может впервые заявить о себе так называемая туловищная атаксия: ребенок не сохраняет равновесия в положении сидя, он не может самостоятельно садиться, стоять, ходить. Туловищная атаксия характерна для многих болезней центральной нервной системы, при которых поражен мозжечок (это синдром Луи – Бар, синдром Маринеску – Шегрена; мозжечковая форма детского церебрального паралича).


Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

 Во втором полугодии предметно-манипулятивная деятельность становится ведущей в психическом развитии ребенка, она преображает все виды его активности, привносит качественные изменения в психические процессы и функции малыша, в отношение к окружающему миру и себе.



 Меняется и отношение ребенка к вам. Хотя он по-прежнему любит общаться с вами, сидеть у вас на руках и с удовольствием принимает ласку, теперь все чаще и чаще малыш пытается с вашей помощью заполучить какой-нибудь предмет, жестом дает понять, что хочет приблизиться, скажем, к шкафу и потрогать стоящие в нем книги или вазочки, рассмотреть картину на стене, открыть дверцу буфета и вынуть из него чашку или ложку. Иными словами, малыш желает не только обмениваться с вами положительными эмоциями, как это было раньше, но и общаться на «практические», или «деловые», темы. А от взрослого он требует не только внимания и ласки, но и сотрудничества, помогающего ему в действиях с предметами и игрушками.



 Для психологов это означает, что потребность в общении со взрослым у ребенка стала иной – более сложной, а само общение преобразилось, перешло на новый уровень развития. Если в первом полугодии жизни это было эмоциональное (или ситуативно-личностное) общение, то теперь оно стало ситуативно-деловым. Помимо того что изменилось содержание потребности в общении со взрослым, стали другими и средства общения ребенка, и мотивы, побуждающие его к общению. Если в первом полугодии младенец мог общаться только с помощью экспрессивно-мимических средств, передавая свои отношения и желания мимикой, движениями, эмоционально выразительными звуками («комплекс оживления»), то теперь к ним присоединились новые средства общения – предметно-действенные.



 Например, малыш теперь использует такой прием в общении со взрослым – изображает желаемые действия, пробуя катать машинку и приглашая своего партнера проделать это вместе с ним, пытаясь завести волчок и протягивая его взрослому, чтобы тот сам его завел, и т. д. Особенно часто можно наблюдать, как ребенок бросает на пол игрушку и ждет, чтобы взрослый ее поднял. Если взрослый игрушку поднял и с шутливой интонацией ласково сказал малышу: «Не бросай, не бросай игрушку», ребенок, скорее всего, бросит ее вновь и при этом наверняка засмеется. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не устанет. Родители нередко раздражаются и ругают малыша за это, и очень не правы – они не понимают, что таким способом ребенок привлекает их к совместной деятельности, что стало теперь для него основным, главным содержанием общения.



 Вы, наверное, заметили, как часто малыш стремится уклониться от ласки, отворачиваясь, отстраняясь от поцелуев и объятий, и переключить внимание взрослого на игрушки. При этом ребенок хочет не только, чтобы вы дали ему игрушку, но и непременно поиграли с ним вместе. Самое распространенное действие, которое малыши используют с этой целью, – протягивание игрушки или вкладывание ее в руку взрослого. Вот и оказывается, что изменились не только содержание потребности и средства общения, но и сами мотивы – то, что во взрослом побуждает младенца к общению с ним. Если в первом полугодии ребенок видел во взрослом только заботливого, ласкового и внимательного человека, то во втором полугодии – партнера по совместной деятельности.



 Что означает «партнер по совместной деятельности»? Это тот, с кем можно вместе играть, кто может показать, как пользоваться предметом, и кто способен оценить успехи. Взрослый теперь выступает как образец и ценитель. Это очень важный момент в развитии младенца. Ведь только от взрослого малыш может научиться правильно обращаться с предметом. Впоследствии с помощью взрослого он откроет для себя назначение всех предметов человеческой культуры.



 Вскоре вы заметите, что малыш ориентируется на вашу оценку. Во время игры с вами, сделав что-то сам, он тут же вскидывает на вас взгляд, ожидая одобрения или порицания. И как он радуется, если вы похвалите его! А вот если скажете: «Неправильно, так нельзя», он смутится, а возможно, и обидится, но все же постарается сделать иначе, чтобы заслужить ваше одобрение.



 Вы, конечно, обратили внимание на то, что в общении со взрослым ребенок стал использовать отрицательные эмоции. Если раньше из всей гаммы эмоций младенец выделял только положительные, то теперь он чутко реагирует на порицания и недовольство взрослого. Это нужно малышу для того, чтобы понять, как взрослый оценивает его действия. С одной стороны, если малыш все время будет делать не то, что нужно, партнер может и вовсе прекратить игру с ним. С другой стороны, ребенку необходимо дать понять взрослому, как сам он, малыш, относится к действиям своего партнера. Если сейчас младенцу хочется играть, а взрослому вздумалось ласкать его, малыш с помощью возмущения, попыток уклониться от ласки старается направить взрослого на нужные ему, ребенку, действия. Так благодаря использованию в общении отрицательных эмоций не только расширяются коммуникативные (коммуникация – общение, передача информации от человека к человеку) возможности ребенка, но и углубляются, дифференцируются его эмоции. Ведь с самого рождения малыш сигнализировал криком о своих нуждах, но это были в основном переживания физиологического характера – голод, боль, жажда. Теперь же малыш испытывает эмоции другого качества – обижается из-за того, что взрослый мало оценил или вообще проигнорировал его успехи; недоволен тем, что взрослый предлагает ему не то, что нужно ему, ребенку; протестует против запрета взять интересную игрушку.



 Однако так развитие ребенка идет не всегда: если у малыша не сформировано эмоциональное общение, то и переход к ситуативно-деловому общению задерживается, или оно не появляется вообще. Есть дети с нарушениями общения (ранний детский аутизм) – о них мы уже немного говорили. Во втором полугодии жизни у них, как правило, не формируется ситуативно-деловое общение со взрослыми. Но при этом интеллектуальные и двигательные возможности могут не только соответствовать норме, но и опережать ее. Такие дети предпочитают играть одни и привычными предметами, новые вызывают у них страх. А некоторые малыши в основном манипулируют своими руками. Они подносят их к глазам, подолгу разглядывают пальчики, потряхивают ими.



 При педагогической запущенности и эмоциональной депривации (когда у ребенка в первом полугодии жизни не удовлетворялась потребность в эмоционально теплом отношении взрослых) ситуативно-деловое общение также формируется с трудом, а иногда его так и не удается развить. И ребенок, как и больной аутизмом, предпочитает играть своими руками.



 Итак, во втором полугодии жизни происходят два главных события: малыш овладевает предметно-манипулятивной деятельностью и вступает со взрослым в ситуативно-деловое общение, которое «обслуживает» эту деятельность. Благодаря столь важным событиям ребенок учится использовать новые средства общения, действовать по образцу, ориентироваться на оценку взрослого – все это готовит его к овладению специфическими предметными действиями и речью, что необходимо для перехода к следующему возрастному этапу.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.

DF