Во втором полугодии предметно-манипулятивная деятельность становится ведущей в психическом развитии ребенка, она преображает все виды его активности, привносит качественные изменения в психические процессы и функции малыша, в отношение к окружающему миру и себе.



 Меняется и отношение ребенка к вам. Хотя он по-прежнему любит общаться с вами, сидеть у вас на руках и с удовольствием принимает ласку, теперь все чаще и чаще малыш пытается с вашей помощью заполучить какой-нибудь предмет, жестом дает понять, что хочет приблизиться, скажем, к шкафу и потрогать стоящие в нем книги или вазочки, рассмотреть картину на стене, открыть дверцу буфета и вынуть из него чашку или ложку. Иными словами, малыш желает не только обмениваться с вами положительными эмоциями, как это было раньше, но и общаться на «практические», или «деловые», темы. А от взрослого он требует не только внимания и ласки, но и сотрудничества, помогающего ему в действиях с предметами и игрушками.



 Для психологов это означает, что потребность в общении со взрослым у ребенка стала иной – более сложной, а само общение преобразилось, перешло на новый уровень развития. Если в первом полугодии жизни это было эмоциональное (или ситуативно-личностное) общение, то теперь оно стало ситуативно-деловым. Помимо того что изменилось содержание потребности в общении со взрослым, стали другими и средства общения ребенка, и мотивы, побуждающие его к общению. Если в первом полугодии младенец мог общаться только с помощью экспрессивно-мимических средств, передавая свои отношения и желания мимикой, движениями, эмоционально выразительными звуками («комплекс оживления»), то теперь к ним присоединились новые средства общения – предметно-действенные.



 Например, малыш теперь использует такой прием в общении со взрослым – изображает желаемые действия, пробуя катать машинку и приглашая своего партнера проделать это вместе с ним, пытаясь завести волчок и протягивая его взрослому, чтобы тот сам его завел, и т. д. Особенно часто можно наблюдать, как ребенок бросает на пол игрушку и ждет, чтобы взрослый ее поднял. Если взрослый игрушку поднял и с шутливой интонацией ласково сказал малышу: «Не бросай, не бросай игрушку», ребенок, скорее всего, бросит ее вновь и при этом наверняка засмеется. И так будет продолжаться до тех пор, пока он не устанет. Родители нередко раздражаются и ругают малыша за это, и очень не правы – они не понимают, что таким способом ребенок привлекает их к совместной деятельности, что стало теперь для него основным, главным содержанием общения.



 Вы, наверное, заметили, как часто малыш стремится уклониться от ласки, отворачиваясь, отстраняясь от поцелуев и объятий, и переключить внимание взрослого на игрушки. При этом ребенок хочет не только, чтобы вы дали ему игрушку, но и непременно поиграли с ним вместе. Самое распространенное действие, которое малыши используют с этой целью, – протягивание игрушки или вкладывание ее в руку взрослого. Вот и оказывается, что изменились не только содержание потребности и средства общения, но и сами мотивы – то, что во взрослом побуждает младенца к общению с ним. Если в первом полугодии ребенок видел во взрослом только заботливого, ласкового и внимательного человека, то во втором полугодии – партнера по совместной деятельности.



 Что означает «партнер по совместной деятельности»? Это тот, с кем можно вместе играть, кто может показать, как пользоваться предметом, и кто способен оценить успехи. Взрослый теперь выступает как образец и ценитель. Это очень важный момент в развитии младенца. Ведь только от взрослого малыш может научиться правильно обращаться с предметом. Впоследствии с помощью взрослого он откроет для себя назначение всех предметов человеческой культуры.



 Вскоре вы заметите, что малыш ориентируется на вашу оценку. Во время игры с вами, сделав что-то сам, он тут же вскидывает на вас взгляд, ожидая одобрения или порицания. И как он радуется, если вы похвалите его! А вот если скажете: «Неправильно, так нельзя», он смутится, а возможно, и обидится, но все же постарается сделать иначе, чтобы заслужить ваше одобрение.



 Вы, конечно, обратили внимание на то, что в общении со взрослым ребенок стал использовать отрицательные эмоции. Если раньше из всей гаммы эмоций младенец выделял только положительные, то теперь он чутко реагирует на порицания и недовольство взрослого. Это нужно малышу для того, чтобы понять, как взрослый оценивает его действия. С одной стороны, если малыш все время будет делать не то, что нужно, партнер может и вовсе прекратить игру с ним. С другой стороны, ребенку необходимо дать понять взрослому, как сам он, малыш, относится к действиям своего партнера. Если сейчас младенцу хочется играть, а взрослому вздумалось ласкать его, малыш с помощью возмущения, попыток уклониться от ласки старается направить взрослого на нужные ему, ребенку, действия. Так благодаря использованию в общении отрицательных эмоций не только расширяются коммуникативные (коммуникация – общение, передача информации от человека к человеку) возможности ребенка, но и углубляются, дифференцируются его эмоции. Ведь с самого рождения малыш сигнализировал криком о своих нуждах, но это были в основном переживания физиологического характера – голод, боль, жажда. Теперь же малыш испытывает эмоции другого качества – обижается из-за того, что взрослый мало оценил или вообще проигнорировал его успехи; недоволен тем, что взрослый предлагает ему не то, что нужно ему, ребенку; протестует против запрета взять интересную игрушку.



 Однако так развитие ребенка идет не всегда: если у малыша не сформировано эмоциональное общение, то и переход к ситуативно-деловому общению задерживается, или оно не появляется вообще. Есть дети с нарушениями общения (ранний детский аутизм) – о них мы уже немного говорили. Во втором полугодии жизни у них, как правило, не формируется ситуативно-деловое общение со взрослыми. Но при этом интеллектуальные и двигательные возможности могут не только соответствовать норме, но и опережать ее. Такие дети предпочитают играть одни и привычными предметами, новые вызывают у них страх. А некоторые малыши в основном манипулируют своими руками. Они подносят их к глазам, подолгу разглядывают пальчики, потряхивают ими.



 При педагогической запущенности и эмоциональной депривации (когда у ребенка в первом полугодии жизни не удовлетворялась потребность в эмоционально теплом отношении взрослых) ситуативно-деловое общение также формируется с трудом, а иногда его так и не удается развить. И ребенок, как и больной аутизмом, предпочитает играть своими руками.



 Итак, во втором полугодии жизни происходят два главных события: малыш овладевает предметно-манипулятивной деятельностью и вступает со взрослым в ситуативно-деловое общение, которое «обслуживает» эту деятельность. Благодаря столь важным событиям ребенок учится использовать новые средства общения, действовать по образцу, ориентироваться на оценку взрослого – все это готовит его к овладению специфическими предметными действиями и речью, что необходимо для перехода к следующему возрастному этапу.

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.


Правильное название - есть ли жизнь после родов ???

Комментарии закрыты.

DF