На протяжении всего раннего возраста взрослый остается центральной фигурой для ребенка. Деловое сотрудничество, сложившееся между ними на 1-м году жизни малыша, составляет основу их взаимодействий вплоть до того времени, когда ребенку исполнится 3 года. Но уже на 1-м году младенцы начинают проявлять интерес и к сверстникам. Если малышей поместить вместе, между ними возникает множество разнообразных контактов. Основные из них направлены на знакомство друг с другом как с интересным объектом: дети разглядывают сверстника, наблюдают за его действиями. Интерес к нему окрашен, как правило, положительными эмоциями. Но иногда они выражают и отрицательное отношение к другому ребенку: плачут, недовольные его близким соседством, раздражаются из-за бесцеремонного обращения сверстника. Это связано с тем, что дети часто не ограничиваются лишь созерцанием ровесника, а стремятся в прямом смысле обследовать его: они ощупывают ребенка, берут его пальчики в рот, дергают его за волосы, одежду – словом, ведут себя с ним так же, как и с игрушкой. Если рядом с ребенком посадить сверстника и положить куклу, то можно увидеть, что малыш обращается с ними практически одинаково: поковыряет глаз у куклы – и попытается проделать то же с соседом, похлопает куклу по голове – и повторит это действие с ребенком, поднимет и опустит ногу куклы – и сразу же попытается поэкспериментировать с живой «игрушкой». Такое обращение со сверстником конечно же не имеет ничего общего с жестокостью, оно связано исключительно с познавательной активностью малыша.



 Вместе с тем в поведении детей этого возраста выделяется группа действий, свидетельствующих о том, что ровесник воспринимается ребенком не только как неодушевленный предмет, но и как человек, которому можно адресовать такие же действия, как и взрослому: улыбнуться, что-то пролепетать, предложить игрушку, обменяться игрушками. Хотя и редко, младенцы стараются привлечь к себе внимание сверстника. Так, ребенок при виде другого малыша иногда начинает лепетать, вскрикивать, совершать какие-нибудь движения: например, раскачиваться, размахивать перед ним игрушкой. Но отвечать на такую инициативу дети обычно не стремятся, хотя они ее и замечают. Ребятишки оказываются малочувствительными к протестам, гневу ровесника, недовольного тем, что с ним обращаются как с игрушкой.



 В первой половине 2-го года жизни такое отношение к сверстнику не меняется, хотя в целом интерес к нему становится все более устойчивым. Дети часто и подолгу могут наблюдать за тем, как играет другой ребенок, как он разговаривает со взрослым. Разглядывают его одежду, внимательно смотрят в глаза, прослеживают направление взгляда.



 Заметный перелом в отношениях между детьми происходит после полутора лет. В этом возрасте идут на убыль действия с ровесником как с неодушевленным предметом, бурно нарастает доля инициативных действий, рассчитанных на то, чтобы заинтересовать собой ровесника. Одновременно малыши становятся более чувствительными к тому, как к ним относятся другие дети: их обращение друг с другом становится более деликатным. К концу 2-го года жизни между ребятишками разворачиваются игры, доставляющие им огромное удовольствие.



 И все же на протяжении первых 2 лет жизни в центре ее находятся взрослый и игрушка. Их появление отвлекает детей друг от друга, меняет направление их желаний.



 Как правило, самые яркие положительные эмоции от общения со сверстниками дети в этом возрасте получают не от совместной игры с предметами, а от совершенно особого, специфического, взаимодействия. Оно расцветает на 3-м году жизни, но начинает складываться уже в конце второго. Вот пример общения малышей двух с половиной лет.



 …В небольшом манеже расположились Ира и Рома. Оба радостно разглядывают друг друга. Ира отвлекается и смотрит по сторонам. Рома внимательно следит за направлением ее взгляда. Затем смотрит ей в лицо, шмыгает носом и выжидательно следит за направлением ее взгляда. Затем смотрит ей в лицо, шмыгает носом и выжидательно заглядывает в глаза девочки. Ира улыбается ему и тоже шмыгает носом. Оба смеются. Ира закрывает лицо руками и напряженно ждет. Рома, смеясь, заглядывает ей в лицо. Ира открывает лицо и с улыбкой начинает раскачиваться перед мальчиком. Рома весело повторяет ее движение, некоторое время дети сидят и качаются. Затем Рома хлопает в ладоши и выжидательно смотрит в глаза Ире. Ира с удовольствием подхватывает его действия – оба, смеясь, хлопают в ладоши. Вдруг Ира вскакивает и тут же весело падает перед мальчиком, смеясь, оглядывается на него. Рома сразу же подражает ей. Дети по очереди падают и встают, весело смеются. Ира радостно визжит, глядя в глаза Роме. Рома тоже визжит. Вдруг останавливаются, замерев, смотрят в глаза друг другу и с визгом одновременно падают. Эта игра повторяется 4 раза подряд.



 На первый взгляд подобное общение бесцельно, оно состоит в основном из беготни, веселых прыжков, кувырканий, возни, забавных движений, имитаций различных звуков, восторженных возгласов и других подобных же действий. К тому же детей бывает трудно успокоить после возбуждения от общения. Но какую радость доставляет эта игра малышам! Так непосредственно, раскованно, эмоционально они не ведут себя ни наедине, ни со взрослыми. Мы очень часто забываем о том, что ребенок – не только социальное, но и природное существо, которому трудно жить в условиях бесконечных правил и запретов. Правила, если взрослые требуют их неукоснительного выполнения, часто служат источником неврозов. Нередко случается, что врач-психотерапевт, анализируя причины невротических заболеваний пациентов, обнаруживает их корни именно в подавлении родителями проявлений непосредственности, эмоциональности, детской самобытности. Известный польский психиатр А. Кемпински объясняет, почему это происходит. Плоскости взаимодействия ребенка со взрослыми и сверстниками, пишет он, находятся на разных уровнях. Плоскость отношений со взрослыми – наклонная, где внизу находится ребенок с его потребностями, желаниями и умениями, а наверху – взрослый, во многом недосягаемый и авторитетный, к которому ребенок тянется, но дотянуться не может. А со сверстниками он общается на плоскости горизонтальной. Перед ним – равное существо, которое часто без слов понимает его состояние, которое так же, как и он, легко освобождается от внешних оков и готово разделить ценное и для него самого стремление к самовыражению, пусть и таким вот специфическим путем. В этом и заключена для ребенка прелесть общения с ровесниками, его важная психотерапевтическая роль.



 Что еще дает ребенку общение со сверстниками, какова та «прибавка», которую он получает в нем по сравнению с общением со взрослым?



 Американский детский врач Б. Спок считает, что общество даже годовалых детей учит ребенка жить в коллективе. Спок утверждает, что степень умения взрослого человека ладить с людьми на работе, в семье и со знакомыми определяется тем, как он умел в детстве ладить с другими детьми. В общении с равными партнерами ребенок приобретает умение постоять за свои права, адаптироваться в человеческом сообществе. Соотечественник Спока социальный психолог Т. Шибутани утверждал, что отсутствие опыта общения ребенка со сверстниками притупляет способность понимания других людей. Психологи установили, что общение маленьких детей – один из источников развития у них познавательной деятельности. В контактах с ровесниками ребенок получает дополнительные впечатления и яркие переживания, проявляет инициативу, обнаруживает и демонстрирует свои способности и силу. Это особенно важно для развития самосознания детей: показывая друг другу свои умения и качества, они сравнивают себя с ровесниками, идентифицируются с ними. Подражание жестами и действиями, демонстрация своих находок и совместное выполнение одних и тех же действий, попеременное наблюдение друг за другом и даже «обследование» физических свойств сверстников – все это свидетельства того, что ровесник в этом возрасте выступает для ребенка своеобразным «зеркальцем», в котором малыш видит отражение своего бытия.



 Итак, на 3-м году жизни возникает особая форма общения детей со сверстниками – эмоционально окрашенная игра. Но все же и к концу раннего возраста новый вид активности пока еще уступает по притягательности общению со взрослым и игре с предметами. Достаточно поместить между детьми игрушку – и радость от непосредственного общения может исчезнуть: предмет, как яблоко раздора, нарушает гармонию отношений, которая сменяется напряжением и борьбой за привлекательный объект. Играть одной игрушкой или уступить ее другому? Решить в этом возрасте очень непросто.



 Так что же делать? С одной стороны, детские контакты полезны для развития, а с другой – они же являются источником конфликтов и могут даже вызвать стойкую неприязнь детей к ровесникам. Как помочь детям увидеть в другом такого же человека, понять его желание, наладить взаимодействие?

Автор – О.В. Еремеева, А.В. Митрошенков.


Правильное название - есть ли жизнь после родов ???

Комментарии закрыты.

DF